О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Приют для подкидышей, архитектор Л.Д.Агафонов, 1912 года постройки, Нижний Новгород, фото Ольги Чеберевой


Материал предоставлен Ольгой Чеберевой для публикации
в рамках проекта «Места памяти Нижегородской области»

Милосердие: кирпичный стиль

Со времен сотворения мира или с момента возникновения homo sapiens (для дарвинистов) отношения человека с сырой и обожженной глиной представляли собой экзистенцию, охватывающую искусство и быт, архитектуру и строительство. Cовременная цивилизация - колосс на глиняных ногах, и с этим надо считаться. Кирпичные здания существовали испокон, однако история архитектуры так называемому «кирпичному стилю» отводит время, начиная с середины XIX века и до поглощения модерном. Это рационалистическое направление охватывало не только Россию - оно зародилось в Голландии, распространилось в Европе, было экспортировано в Америку (новоанглийкий стиль). То время требовало удовлетворить функциональные потребности и создать здания и сооружения для народа, удобные жилища, школы, больницы, детские приюты и т. д., не требующие дорогой отделки и ремонта, но эстетичные.

Основоположник этого направления Красовский изложил взгляды в учебнике «Гражданская архитектура» в 1851 году. Полезное как стилеобразующий фактор, средства формообразования - строительные материалы, конструкции, природно-климатические условия, экономика, социум. Причиной смены стилей Красовский считал эволюцию строительной техники, материалов, среди которых наиболее дешевым стеновым оставался кирпич. К тому же лицевой кирпич - прочный и экономичный, не требовал дополнительных затрат на ремонт и окраску, обладал хорошими эстетическими качествами. Рисунок кирпичной кладки, фактура и цвет лицевого кирпича представлялись основными средствами художественной выразительности. Все это предопределило появление «кирпичного» стиля в 1870-1890-х годах, а на рубеже веков - разновидности рационалистической ветви модерна с исполнением в лицевом кирпиче. Распространение «кирпичного» стиля связано со строительством заводов, складов, казарм, благотворительных учреждений, т.к. уменьшение расходов на возведение и эксплуатацию имело решающее значение. В Нижнем Новгороде такими зданиями были хирургический «барак» Мартыновской больницы, городское родовспомогательное заведение на 25 кроватей, с отделением для сирот на 10 кроватей, амбулатории в нижней части города, ночлежные приюты А.П.Бугрова, дом трудолюбия, устроенный Рукавишниковым и другие.

В начале XX века в Нижнем Новгороде в силу социально-экономических обстоятельств, сезонности притока рабочей силы всех полов и возрастов на время функционирования Нижегородской ярмарки подкидывание детей было настоящей проблемой. Городские приюты для сирот располагались в приспособленных помещениях, в условиях скученности быстро распространялись инфекции, была высокая смертность.

Здание приюта Нижегородского губернского земства на 100 мест, выстроенное на Мартыновской улице по инициативе и на средства почетной гражданки города, купчихи Агнии Николаевны Марковой, в память ее отца и деда, Василия Космича и Космы Яковлевича Марковых, было специально спроектировано для приема и выхаживания подкинутых детей по проекту архитектора (по документам - инженера) Л.Д.Агафонова. Консультантом при строительстве был врач Н.К.Медовщиков. Согласно сохранившимся проектным чертежам 1908 года, в подвале размещалась мертвецкая, котельная централизованного водяного отопления, помещения для нефтяного бака и дров, комната истопника, калориферная. На территории двора было выстроено небольшое здание электростанции, сохранившееся в руинированом виде. Оснащение собственной электростанцией позволяло детям и персоналу в любое время дня и ночи пользоваться горячей и холодной водой, что по тем временам было большой редкостью.

Приют для подкидышей, архитектор Л.Д.Агафонов, 1912 года постройки, Нижний Новгород, фото предоставлено Ольгой Чеберевой Приют для подкидышей, архитектор Л.Д.Агафонов, 1912 года постройки, Нижний Новгород, фото Ольги Чеберевой Приют для подкидышей, архитектор Л.Д.Агафонов, 1912 года постройки, Нижний Новгород, фото Ольги Чеберевой Приют для подкидышей, архитектор Л.Д.Агафонов, 1912 года постройки, Нижний Новгород, фото Ольги Чеберевой

Планировка здания соответствовала самым взыскательным требованиям науки того времени. Архитектурный облик здания – сказочного замка, являл собой органичный синтез романтизма и историзма, отмеченный влиянием модерна.

Блок помещений приема и осмотра подкидышей в центральной части здания, примыкающей к входам по ул. Мартыновской, на первом этаже устроен по принципам, близким к современным - с транзитными помещениями смотровой и санобработки поступивших детей. Смежно устраивалась палата для девяти детей и помещение для нянь. Большая часть кабинетов и административно-вспомогательных помещений размещена вдоль фронта улицы в центральной части здания. У рабочего, северного входа с ул. Мартыновской, вблизи помещений санитарной обработки и смотровой на улице предусматривалась люлька для подкидышей. Когда неизвестная помещала в нее дитя, дно люльки нажимало кнопку звонка в помещении приюта. Над дверями располагались оригинальные небольшие металлические козырьки в четверть сферы, поддерживаемые парными ажурными коваными консолями в духе модерна.

Большое южное крыло здания приюта – и на первом, и на втором этаже было отдано под палатные блоки. Схемы группировки помещений крыла на этажах были сходны: с южной стороны коридора сгруппированы палаты от 32 до 45 кв.м. с остекленными межпалатными проемами. Широкий, имеющий естественное освещение с севера коридор предназначался для дневного пребывания детей. В небольшом ризалите, примыкавшем к коридору с севера, размещался блок санитарных узлов, цейхгауз. В малом, северном крыле размещено незначительное количество вспомогательных помещений буфетных. В уровне второго этажа к фасаду по ул. Мартыновской примыкали смежные помещения операционной и перевязочной. Здание приюта имеет в плане неравную П-образную форму, приближающуюся к Г-образной за счет вытянутого вдоль бровки Ковалихинского оврага южного палатного крыла. Такая структура плана позволила организовать со двора закрытый курдонер.

Композиция и отделка фасадов здания была рассчитана преимущественно на восприятие со стороны ул. Мартыновской (ныне Семашко) и градостроительных перспектив, раскрывавшихся с площади Ковалихинской (ныне перекресток ул. Ковалихинской и ул. Семашко). Не все фасады исторической части здания одинаково тщательно отделаны. А отделка просматриваемых с ул. Мартыновской фасадов в деталях отлична: плоскость северного фасада обогачена ненавязчивым орнаментом из кирпичей - квадров, южный фасад по бровке ковалихинского оврага поддерживали два высоких, но изящных контрфорса. Близость композиции главного фасада к симметрии подчеркнута двумя ризалитами в три световые оси каждый. Глубина ризалитов в плане определяет габариты симметричных уличных крылец с забежными ступенями и заключенного между ступеней общего для четырех окон подвала приямка. До надстройки 1962 года объем ризалитов по фасаду закрепляли вынесенные на полуконсолях башенки парапета, а плоскость стены до парапета заполняли два яруса машикулеобразного фриза: в первом ярусе оштукатуренные ниши имели сегментное завершение, в верхнем ярусе фриза – треугольное остроконечное. В результате надстройки третьим этажом все выполненные в тесаном кирпиче декоративные элементы парапета утрачены. До наших дней сохранился только нижний ярус фриза.

Приют для подкидышей, архитектор Л.Д.Агафонов, 1912 года постройки, Нижний Новгород, фото Ольги Чеберевой Приют для подкидышей, архитектор Л.Д.Агафонов, 1912 года постройки, Нижний Новгород, фото Ольги Чеберевой Приют для подкидышей, архитектор Л.Д.Агафонов, 1912 года постройки, Нижний Новгород, фото Ольги Чеберевой Приют для подкидышей, архитектор Л.Д.Агафонов, 1912 года постройки, Нижний Новгород, фото Ольги Чеберевой

Каждый оконный проем имеет заглубленный наличник, пластически проработаный наподобие перспективного портала с полосами кирпича и светлой штукатурки. Заданная светло-серыми тягами тема горизонталей на фасадах уравновешена пропорциональным членением фасадов здания, активным членением фасадов ризалитами, пластикой ниш, наличников и подоконных филенок. Функционально-планировочное решение здания «Детского приюта губернского земства» было передовым для своего времени. С июля 1910 года дети принимались в приют с матерями с полным содержанием на два месяца, затем приют оказывал матери материальную помощь до годовалого возраста ребенка. В 1911 году профессор Илья Ильич Мечников, осматривая приют, сказал: «Такому дому было б место и в Париже».

В 1913 году на Всероссийской гигиенической выставке, проходившей в Петербурге, Нижегородскому губернскому земству был присужден почетный диплом «За хорошо оборудованное здание детского приюта и отличную работу персонала в нем». До 1909 года приютом заведовал Н.К. Медовщиков, затем Н.М.Лебедев. С 13 марта 1909 года заведовать приютом стал известный педиатр Александр Савич Пальмов, который добился значительного снижения смертности. С 1911 года вторым врачом стала Вера Ивановна Крюкова. До 1918 года в здании размещался Нижегородский детский приют № 1. Затем приют был преобразовали в Дом матери и ребенка, ставший методическим и лечебным центром по охране здоровья детей Нижегородского края.

6 января 1930 года вышло постановление Президиума Нижегородского крайисполкома о преобразовании Дома матери и ребенка в Институт охраны Материнства и младенчества (ОММ). Из Казани был приглашен заведовать клиническим отделом института состоявшийся педиатр, и, по стечению обстоятельств, родной брат Леонида Дмитриевича, Федор Дмитриевич Агафонов, один из основателей педиатрического факультета Горьковского Медицинского института, основой клинической базы которого стали площади института ОММ. В период становления учреждения в нем также работали выдающие ученые-педиатры: профессор А.В.Оболенская, академик РАМН А.А.Баранов. Акушерским отделом заведовал А.Н.Королев. В 1956 году институт получает статус Республиканского научного учреждения – НИИ педиатрии.

В конце 1962 года двухэтажное здание приюта надстроено третьим этажом с соблюдением горизонтальных габаритов разрезки оконных проемов. Надстройка выполнена в лицевой кладке из керамических блоков. В то же время во дворе НИИ педиатрии выполнен трехэтажный пристрой к западному торцу палатного крыла и возведен отдельно стоящий второй палатный корпус по типовому проекту. Привязка проекта и проектирование котельной осуществлялась коллективом КМ-2 Горьковгражданпроект, ГИП Ю.Б.Морозов. Корпус связывает со зданием приюта только переход в уровне подвального этажа.

Серьезные достижения сотрудников института в 1970-е годы послужили основой для приказа МЗ РСФСР № 661 от 1981 года, регламентирующего организацию гастроэнтерологической службы в стране. Институт оформился как ведущее научное учреждение по детской гастроэнтерологии в России. В 1980-х гг. (проект 1984 г., начало строительства 1985 г.) по проекту арх. О.В. Соколовой, О.С. Титова (с последующими корректировками 1994, 2000, 2004 гг., арх. В.Ю. Шиман, О.Злобина, А.В. Долганова) с юга к историческому зданию по красной линии ул. Семашко пристроен третий, приемно-диагностический корпус Института. В 1991 году приказом Минздрава России институт переименован в Нижегородский НИИ детской гастроэнетрологии и определен как Республиканский детский гастроцентр. В здании приюта для подкидышей располагаются лечебно-диагностические, административные помещения, столовая и палатный блок, в подвальном этаже на месте котельной размещаются производственные мощности кухни.

После возведения третьего приемно-диагностического корпуса в 1980-х годах контрфорсы видны только со двора, а в результате надстройки изменились исторические высотные характеристики, частично утрачены детали парапета здания: выполненные в виде остроконечных башен стойки парапета и ограждение кровли. Техническое состояние объекта является удовлетворительным, достаточной - несущая способность стен здания. Состояние наружной версты кирпичной кладки, штукатурных декоративных элементов и деталей из тесанного кирпича в результате процессов выветривания продолжает довольно быстро ухудшаться. По прошествии ста лет практичность отделки лицевым кирпичом и обилия выполненных в нем деталей пластики фасадов обернулась необходимостью методичной и капитальной реставрации наружной версты здания. Для кирпичной кладки это вычинка утраченных более, чем наполовину кирпичей с использованием специального реставрационного кирпича и цементно-известкового раствора при сохранении максимальной аутентичности. Для кирпичей, утраченных менее чем наполовину - домазка отколерованным в тон кладки раствором на основе пластификатора С-3 и цемента. Необходимо установить фартуки-сливы поверх полуконсолей снесенных в 1962 году кирпичных декоративных башенок. Для заполнения швов кладки и вопроизведения фактуры деталей, исполненных в известковой штукатурке, следует использовать белый цемент.

Материал предоставлен Ольгой Чеберевой (ННГАСУ, г. Нижний Новгород)

В настоящей публикации использованы фотографии Ольги Чеберевой

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта «Места памяти Нижегородской области»

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!