О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Потолок в зале Сахарова в здании усадьбы Худяковых в Балахне, фото Натальи Сивакиной


24 февраля 2013 года

Материал предоставлен Натальей Сивакиной для
публикации в рамках проекта «Места памяти-2013»

Стоит Балахна, полы распахня

Трудно рассказывать о старинных городах. За свою долгую и интересную жизнь они накопили так удивительно много замечательных дат, событий, исторических фактов, разнообразных памятников природы и архитектуры, что даже не знаешь, с чего начать. Следуя давней поговорке, видимо, правильнее всего начать сначала.

Знакомство с древней Балахной нужно начать в музее Козьмы Минина, где можно увидеть и макет древнего города, и экспонаты, найденные при раскопках. Здесь же расскажут и историю основания города, начавшуюся в 1474 году. Хотя до этого времени поселение здесь существовало уже три-четыре тысячелетия. В русской летописи Балахна впервые упоминается в 1536 году, когда казанский хан Сафа-Гирей полностью уничтожил город, а мать Ивана Грозного Елена Глинская повелела построить здесь деревянную крепость для защиты города от татарских набегов. Крепость (внушительное сооружение с толщиной стен в 4,4 метра и девятью башнями) до наших дней не сохранилась, сгорела в 1730 году.

Появилась Балахна благодаря двум братьям, купцам из Плеса, Федору и Нефедею Ляпиным, которые остановились на ночлег близ будущего города и, испив воды из ямки, неожиданно обнаружили соль. С тех пор Балахна стала центром соледобычи в регионе и оставалась им до конца восемнадцатого века, когда промысел совсем прекратился, не выдержав конкуренции с пермской и эльтонской солью. Еще в конце прошлого века можно было увидеть на волжском берегу соляные колодцы, теперь составить о них представление можно только по музейным экспонатам.

Соль стала и источником легенд о происхождении названия города. В 1478 году Иван III покорил Великий Новгород. Многие жители бунтующего города были сосланы в Балахну на добычу соли, где их прозвали «волохонцами», по названию реки Волхов, откуда они приехали. По указу царя, людям, работавшим на добыче соли выдавали балахоны. Есть и географическое объяснение – вокруг города много болотцев – балахтин. В толковом словаре Даля легко находится определение слову «балахна» – «ворота, одежа или рот настежь, нароспашь, относя это к небрежности». Имелась в виду стихийная постройка города, с неотлаженной системой въездов и выездов, отсутствием органов управления. Даже поговорка в свое время была: «Стоит Балахна, полы распахня».

Балахна была известна и кружевоплетением. Историю появления и развития данного промысла подробно рассказывают сотрудники музея кружева. Коллекция музея начала формироваться в далеком 1927 году. На момент открытия музея для посетителей (7 ноября 1927 года) в его экспозиции было представлено сорок пять экземпляров кружевных изделий. Балахнинские кружева, выплетенные многопарной техникой на коклюшках, по своему качеству и многообразию рисунков превосходили признанные лучшими бельгийские кружева. Балахнинские кружева ежегодно в большом количестве отправлялись в Вену, Париж, Лондон, Нью-Йорк, Китай. В настоящее время в Балахне осталось очень мало мастериц, умеющих плести кружева. Дело это долгое, кропотливое, некоторые кружевные изделия выплетаются целый год. Не дают угаснуть интересу к кружевам у современных жителей города две мастерицы – Александра Ивановна Клинова (старейшая балахнинская кружевница) и Галина Александровна Котова, обучающая плетению кружев в творческой мастерской при музее.

Нельзя обойти вниманием и глазурованные цветные изразцы, изготавливаемые в Балахне. Некоторые из них украшают Грановитую палату Московского Кремля и храм Василия Блаженного. Все каменные здания семнадцатого века в Нижнем Новгороде возведены из балахнинского кирпича.

Одна из самых важных страниц в истории Балахны – судостроение. В какое время появились здесь умелые мастера, теперь трудно сказать, но уже в 1636 году балахнинские судостроители по заказу Гольштинского посольства, отправляющегося в Персию, принимали участие в постройке корабля «Фридрих». Это был первый построенный в России корабль. По указу Петра Первого здесь же рубились суда для Азовского похода 1695 года и для пополнения Балтийского флота вспомогательными судами в 1722 году. В 1767 году балахнинские судостроители построили галеру «Тверь» для путешествия Екатерины II по Волге. По различным сведениям ежегодно с балахнинской верфи спускалось на воду от шестидесяти до трехсот самых различных судов. Именно в Балахне первоначально планировалось построить Сормовский судостроительный завод, который в итоге был построен в Нижнем Новгороде в 1849 году, и составил хорошую конкуренцию балахнинскому судостроению, которое с того момента ушло на второй план, а вскоре и совсем исчезло.

Говоря о балахнинском судостроении, нельзя не вспомнить имя купца первой гильдии Александра Александровича Худякова, родившегося 17 августа 1845 года в семье балахнинских мещан Александра Ивановича и Любови Ивановны. Усадьба его стояла на самом берегу Волги, по-хозяйски наблюдая за раскинувшейся под окнами верфью. Нелегко сейчас попасть внутрь усадебного комплекса, он пока закрыт для массовых посещений, многие комнаты и постройки во внутреннем дворике неотреставрированы, в некоторых залах хранятся фонды балахнинского краеведческого музея, вытесненные Нижегородской епархией в 2010 году из здания Покровской церкви, где до этого времени музей и размещался.

Ансамбль Покровской церкви в Балахне, 17 век, фото Натальи Сивакиной Дом-усадьба купца А.А.Худякова в Балахне, фото Натальи Сивакиной Деревянная конюшня во дворе усадьбы А.Худякова, фото Натальи Сивакиной Дом А.А.Худякова в Нижнем Новгороде, фото Натальи Сивакиной

Хранители усадьбы бережно ее оберегают, в доме в силу имеющихся средств ведутся реставрационные работы, во дворе устраивают народные праздники для жителей города, заливают горку для детей.

В самом здании есть небольшая выставка, посвященная Владимиру Ивановичу Жильцову, поэту, журналисту, секретарю Союза писателей России. Родом он из Рязанской области, но учился на историко-филологическом факультете тогда еще Горьковского государственного университета им. Н.И.Лобачевского. На пятом курсе он вынужден был оставить обучение в связи с арестом – он оказался в числе студентов, причастных к выпуску и распространению по городу пятидесяти листовок, протестующих против событий в Чехословакии 1969 года. Около двадцати лет Владимир Жильцов прожил в Балахне. В его копилке статей и стихов есть и серьезный исторический очерк о картонной фабрике, для написания которого, он много работал в Нижегородском архиве, раскрывая ранее не исследованную информацию о засекреченной работе фабрики в годы Великой Отечественной войны.

Также в здании усадьбы есть зал Сахарова, где проходят музыкальные вечера и различные творческие встречи. Эту фамилию носят двое известных людей, чья молодость связана с Балахной, - это два брата Андрей Николаевич и Дмитрий Николаевич Сахаровы. Первый – историк, доктор исторических наук, написавший около 300 научных работ, школьных учебников по истории России и учебников для вузов. Дмитрий Николаевич был выдающимся пианистом, в разнообразном репертуаре которого важное место отводилось русской классической музыке.

Здание усадьбы построено в 1870-1880 годы. После революции здесь располагалась коммуна, затем детский сад. Нельзя сказать, что многочисленное присутствие детей отрицательно отразилось на внешнем и внутреннем облике дома. На потолке и стенах сохранена лепнина, сохранились балясины и перила, изрядно вытертый многочисленными шагами, но все же «родной» паркет. Камин с решеткой времен Худякова сохранился только в одной комнате, в бывшем кабинете директора детского сада, во всех остальных комнатах камины были демонтированы для безопасности детей и проведено центральное отопление. В каждой комнате потолок имел свой оттенок – оранжево-желтый, голубо-синий… Вероятно, и залы в связи с этим носили каждый свое название. В доме есть одна комната, которую хранители усадьбы называют женской. Она самая светлая, выходящая окнами на Волгу и имеющая выход на балкон, где супруга Худякова с подругами или родственницами могла сидеть за самоваром, наслаждаясь мирной беседой, величественным видом Волги и построенными на верфи ее супруга баржами. Крышу дома украшают восстановленные вазоны и балюстрада.

Часы, снятые с церкви перед ее разрушением в Балахне, фото Натальи Сивакиной Балясины и перила 1870-е годы в усадьбе Худяковых в Балахне, фото Натальи Сивакиной Отреставрированная стена в доме А.Худякова, фото Натальи Сивакиной Балахнинское кружево

Кроме главного дома на территории усадьбы сохранился флигель, где размещались кухня, прачечные, комнаты для слуг, различные подсобные помещения, деревянная конюшня, небольшой кусочек парка, где, несмотря на внушительную перепланировку, можно заметить кольцевую посадку деревьев (аллеи в парке были круговые).

Рядом с домом находится кирпичная стена, высотой с главный дом – непозволительная роскошь для того времени, которая к настоящему моменту уже успела обрасти собственными легендами. Одна из легенд связана с мещанкой, жившей по соседству с Худяковым и после завершения строительства главного дома подавшей на него в суд, с требованием вернуть два с половиной аршина земли, незаконно присвоенных Худяковым. Судебная тяжба не дала для мещанки положительных результатов, и в очередной приезд Худякова в усадьбу (к тому времени купец уже жил в Нижнем Новгороде), она в дверях догнала его и, ухватившись за одежду, ругалась и требовала вернуть ей украденную землю. Разозлившись, Худяков велел оттащить от него женщину и построить перед усадьбой кирпичную стену, такую, чтобы «ни из одного окна, ни ее саму, ни ее поганого дома видно не было». По другой, более правдоподобной версии, стена была построена, с целью защитить дом от уничтожающих все на своем пути пожаров, которые не были редкостью в те времена. Это было достаточно практично со стороны хозяев – кирпичным был только нижний этаж дома, верх усадьбы – деревянный, как и все постройки во дворе дома. Есть и две легенды, связанные с внутренним убранством дома. В доме со времен купца сохранилась деревянная лавка, считается, что если посидеть на ней, загадав желание, то оно обязательно исполнится. Из фондов краеведческого музея в усадьбу перекочевала деревенская люлька, покачав которую, можно попросить здоровья и благополучия своим настоящим или будущим детям.

Много историй рассказывают про Худякова. Человек был нежадный, занимался благотворительностью, но любил и, что называется, покрасоваться. Разъезжая по городу, «украшал» лошадь тремя бубенцами, что было непозволительно для того времени, когда иметь один бубенец на сбруе было разрешено только ревизорам и почтовым служащим. Не вступая в распри, предпочитал по любому поду откупаться от городовых и других блюстителей порядка, пытавшихся его усовестить.

Запомнился он и добрыми делами. Худяков долгое время был попечителем Балахнинского Воскресенского начального училища, где детям давалось очень неплохое образование. Данная школа на восемьдесят мест просуществовала до семидесятых годов прошлого века. У каждого ребенка в училище был свой велосипед, приобретенный на деньги Худякова, – гордость учебного заведения – стеклянные чернильницы и настоящие парты, вместо повсеместно используемых столов и лавок. Для учащихся Худяковым были закуплены германские перья, которые, в отличие от отечественных, не царапали бумагу и обеспечивали чистоту письма. Вячеслав Викторович Карташов, ведущий менеджер Балахнинского музейного историко-художественного комплекса, рассказывает, что когда ломали здание училища, запасенные на многие поколения вперед, перья были просто выброшены к радости детей, уже знавших шариковые ручки и использовавших перья в своих многочисленных детских играх.

В 1893 году Худяков хоронит единственного сына и в самом начале двадцатого века переезжает в Нижний Новгород, в дом номер восемь по улице малой Покровской, сохранившийся до наших дней и хранящий на своем фасаде вылепленную букву «Х», память о знаменитом владельце. После революции след Худякова теряется, не сохранилось даже фотографий купца.

Несмотря на бурный двадцатый век, принесший Балахне гидроэлектростанцию и целлюлозно-бумажный комбинат, где изготавливалась бумага для газеты «Правда» (что и дало название городу Правдинск, где размещался комбинат), в наши дни Балахна сильно помельчала по сравнению со своим величественным прошлым. Однако, образ работящего и степенного города неизменно читается в многочисленных сохранившихся памятниках архитектуры, уникальных и древних церковных строениях, в приветливых и никуда не спешащих жителях, старающихся сохранить по частичкам распадающуюся историю и культуру древней Балахны.

Наталья Сивакина

Материал опубликован в «Уютной газете», № 16

В настоящей публикации использованы фотографии Натальи Сивакиной

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта «Места памяти-2013»

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!