О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ


3 июня 2015 года

Чудской алебастр

В памяти старожилов села Чудь Навашинского района сохранились воспоминания о том, что в давние времена здесь занимались добычей алебастра. Считается, что этот промысел появился в Чуди в 1780-х годах и был сезонным. Работать можно было только в зимнее время из-за специфических свойств земли, которая в недостаточно промороженном виде обрушалась. Добытым материалом торговали здесь же, отправляя его по Оке постоянным покупателям – купцам из Коломны.

Однако нам удалось установить, что добыча алебастра в Чуди имеет более глубокую историю и уходит корнями в финно-угорское прошлое этих мест. Ключом к этой теме стало знакомство с находящейся поблизости загадочной территорией «погоста Перемиловской Пустыни». В наше время она известна как посёлок Судострой. Некоторые источники называют это место «Чудью», обозначая тем самым «островки» проживания этого древнего финно-угорского племени. Именно от бывшей Перемиловской Пустыни, расположенной на правом берегу Оки, начиналась зона разработки алебастровых копей, которые ограничивались береговыми откосами реки. Исстари жители окрестных поселений, прилегающих к нагорной возвышенности, занимались здесь добычей алебастра в промежутке между горами. При этом соблюдался особый ритуал, о котором стоит сказать отдельно.

Во-первых, работы начинались строго 15 декабря и длились до 15 марта, когда все было покрыто снегом. Во-вторых, внутрь горы проникали через вырытую нору, которая начиналась от подошвы и шла до алебастрового пласта. Сам алебастр выкалывали ломом и глыбами вывозили на поверхность земли на специальных подсанках для перевозки бревен – «чунках». В-третьих, действовало ограничение на количество работников, подходов к норе и объемов добычи: работали строго по двое, делали 15 оборотов и вывозили не более 150 пудов алебастра.

Запреты и ограничения в древних культурах накладывались на сакральные (священные) источники и минералы, обладающие мистическим или целебным свойством. Для «чуди белоглазой» именно таким и был алебастр, точнее – один из его сортов: совершенно белый, чистый – по свойству (обожжённый) тонкий, мягкий и крепкий в отвердевшем состоянии. Они верили в магическую силу этого минерала, снижающего гнев, ненависть, беспощадность и жажду мести. Считалось, что алебастр наделяет тех, кто к нему прикасается, рассудительностью, логичностью и спокойствием, чувством меры и такта, а все это позволяет не только разбогатеть, но и заслужить уважение и признание.

Кроме того, чудских называли людьми особенными, способными договариваться с духами и темными силами. Зимой кроме алебастрового промысла у них была очень необычная подработка: они занимались знахарством и колдовали на заказ. Причем, занимались этим мужчины средних лет, что характерно для финно-угров, а не для славянских народов, где колдуньи – женщины пожилого возраста. К слову, по разным данным, среди привлечённых к суду в XVIII – XIX веках за колдовство было от 113 до 168 мужчин и от 16 до 36 женщин.

Собираясь в небольшие группы, взрослые мужчины из Чуди отправлялись в соседние села и города ворожить. Представить, как это происходило, можно благодаря картине художника Ефима Васильевича Честнякова (1874 – 1960) «Приход колдуна», хранящейся в Костромском историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике (фрагмент этой картины – вверху на панорамном снимке).

Неизменным атрибутом в этом деле был алебастр, который чудские колдуны применяли для исцеления от разнообразных болезней: от зубной боли до болезни сердца. Для этого чудские приносили с собой домашние заготовки – пропитанные воском алебастровые шарики, которые они прикладывали к тому или иному месту хворающего. В старину такой шарик, как и любую другую фигурку из алебастра, называли «ломня» или «ломка». Во-первых, из-за его способности «забирать болезнь». Во-вторых, своей хрупкостью (изделия из алебастра легко ломаются) они демонстрировали человеку, насколько беззащитен и раним его организм, а также уязвима жизнь.

Тех же, кому не удалось помочь, хоронили с маленькими проколотыми шариками – специальными бусами из алебастра. Интересно, что в древние времена такие бусы вместе со статуэтками культовых небожителей, тотемных зверей, жертвенных животных и фигурок богов отправляли в гробницы египетских фараонов. До наших дней дошла женская алебастровая статуя VI века до нашей эры из гробницы Изиды, которая хранится в Британском музее. Многие предметы из алебастра, включая бусы, светильники, вазы, фигурки сакральных животных, были обнаружены археологами в гробнице фараона Тутанхамона. Да и само слово «алебастр» имеет древнеегипетское происхождение – от города Алябастрона в Северном Египте, вблизи которого в пещерах Алебастровых гор есть богатые залежи этой разности гипса. Там впервые стали использовать алебастр при строительстве усыпальниц фараонов.

Но как об этом узнали финно-угры? И почему, так же как и египтяне, они использовали алебастр в своих обрядах захоронений? Современные исследователи древней финно-угорской культуры пока не нашли ответы на эти вопросы. Однако им удалось установить, что окончательное вхождение чуди в состав российской народности и утрата финно-угорской идентичности произошли только после того, как в этих краях прекратилась разработка алебастровых копей.

Интересно, что в середине XIX века этот промысел еще существовал. Согласно архивным данным, в окрестных деревнях и селах до 600 человек разных вотчин занимались добычей алебастра, которого «нарывали» по 8000 пудов на каждого, всего на сумму 5000 рублей серебром.

Старинные документы говорят и о том, куда и как организовывалась отправка добычи. Главными покупателями были москвичи – Краснохолмцы (рынок Красный Холм под Москвой). Продавали и в другие места, в том числе и в Коломну. Правда, меньше. Отправляли алебастр по воде весной. Для этого сами крестьяне арендовали у судовладельцев из Горбатова суда. Если по каким-либо причинам погрузка барж срывалась, крестьяне и судовладельцы терпели от этого убытки, а споры решали в суде.

Так, в апреле 1853 года крестьяне братья Тимофей и Федор Алексеевы сыновья Витушкины не нагрузили алебастром зафрахтованное у Горбатовского мещанина Ивана Петровича Кочуева судно, за что с них в мае того же года через Владимирскую палату гражданского суда было взыскано в пользу судовладельца 540 рублей.

Это судебное разбирательство говорит о том, что с 1853 года начались перебои с поставками алебастра. Связано это было с обрушением пород и гибелью добытчиков. Такие случаи тоже зафиксированы в архивных документах. Так, в феврале 1871 года в прорытом углублении горы в виде коридора крестьянин Павел Петров (40 лет от роду) был задавлен упавшей на него глыбой алебастра.

Судя по карте Менде, составленной с 1847 по 1866 годы, активная добыча алебастра велась на производственном Хуторе между Чудью и Кондраково. Сейчас на этом месте – большой овраг, на склонах и дне которого – уже лес. Однако, пробираясь в глубь зарослей, можно понять, что именно здесь была старая дорога, по которой на «чунках» перевозили алебастр к Оке.

Старая дорога в большом овраге около Чуди, фото Галины Филимоновой

Галина Филимонова, Руслан Филатов

Материал подготовлен в рамках исследования «Чудь: специальная экспедиция»

В настоящей публикации использованы фотографии Галины Филимоновой

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта «Белые пятна карты «мест памяти» Нижегородской области»

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!