О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

В усадьбе Базилевских, фото Галины Филимоновой

Материал предоставлен Варнавинским историко-художественным
музеем для публикации в рамках проекта «Места памяти»

Усадьба Базилевских

Новая усадьба между деревнями Горки и Николючихой (сейчас - на территории Варнавинского района Нижегородской области) с двухэтажным деревянным барским домом и служебными помещениями была заложена ещё при Викторе Федоровиче Базилевском в конце 50-х годов XIX века. Тогда же закладывается из липы, берёзы и дуба 150-метровая по длине широкая аллея, которая шла от почтового тракта к барскому дому, построенному на высоком берегу давно ушедшей в пойму реки Ветлуги. Пойма рек Ветлуги и Шуды от барского дома была видна как на ладони. Любоваться красотой природы господа могли в любое время года. Вполне возможно, что эти просторы поймы и побудили Базилевского заменить господский старый двор в деревне Прудовка на новую - современную для того времени - усадьбу.

Полностью барская усадьба Базилевских была построена в 80-90-е годы XIX века, когда её хозяином стал Иван Викторович Базилевский – шудский помещик, камергер царского двора. Молодой дворянин, получив наследство от отца, решается заняться хозяйством в Шудском имении и сменить жизнь при Петербургском дворе на Шудскую деревню. Он первый из Базилевских, кто стал заниматься хозяйством и сумел создать из крепостного хозяйства – буржуазное.

Иван Викторович Базилевский приезжает из Петербурга в Горки в середине 80-х годов XIX века и устраивается здесь в свою усадьбу. Его жена, Наталья Петровна, остаётся при царском дворе, где она служит фрейлиной государыни Александры Фёдоровны, жены императора Александра III.

В первые годы пребывания Базилевского в усадьбе развёртывается кипучая деятельность по её обустройству и развитию хозяйства: строятся добротные кирпичные скотные помещения, разводятся породистые коровы и свиньи, строится стеклозавод и маслозавод. Стекловаренный завод выпускал оконное стекло и разную стеклянную посуду. Продукция сбывалась по всему Поветлужью. Наличие в хозяйстве сенокосных угодий и пашни создавали хорошую кормовую базу для животноводства. Завезённые коровы Тирольской породы и свиньи Белый йоркшир, дешёвый труд крестьян-батраков делали его животноводство прибыльным. Производимое в хозяйстве молоко перерабатывалось в масло и сыр на своём же маслозаводе, а затем сбывалось на рынок. Туда же шло и мясо. Для обработки земли использовался трактор Фордзон, сеялка, веялка и другие орудия. Располагая лесной дачей в 20 тысяч десятин, он производит заготовку и сплав леса на Волгу.

Последние восемь лет существования Горкинского имения (1909 - 1917 годы) его хозяином был Дмитрий Александрович Базилевский, племянник Ивана Викторовича. Как бывший кавалерист, ротмистр в отставке, Дмитрий Александрович организует при усадьбе новое производство: разводит породистых лошадей, которые поставлялись помещиком даже для царской армии.

Своим производством Базилевские предоставляли хорошо оплачиваемую работу крестьянам Шудской волости, именно поэтому жителей Шуды тогда называли «фараонами». Часть своей прибыли хозяева тратили на благотворительные цели.

И.В.Базилевский с супругой, фото предоставлено Варнавинским историко-художественным музеем В усадьбе Базилевских, фото Галины Филимоновой В усадьбе Базилевских, фото Галины Филимоновой В усадьбе Базилевских, фото Галины Филимоновой

Из архива краеведа М.А.Балдина (сведения о хозяйстве Базилевского Дмитрия Александровича, полученные от бывшего в 1913 – 1915 гг. у него объездчика, теперь учителя пенсионера Дюжкова Дмитрия Матвеевича, записанные со слов в 1960 году):

Шудская лесная дача у помещиков Базилевских насчитывала свыше 21 тысячу десятин леса. Кроме этой дачи была еще дача – Кологривское имение, которое около 7 тысяч десятин. Как Шудская, так и Кологривская дачи управлялись отдельными управляющими и охранялись особой охраной лесников, лесничими и объездчиками.

Из Шудского леса помещик наемными рабочими в зимнее время заготовлял и сплавлял около 21 тысяч дерев различного леса. Лес вывозился на Шудскую старину в зиме время на лошадях главным образом крестьян по найму. Здесь шли сплотки леса в плоты, и с разливом реки выводился на Ветлугу, а по ней сплавлялся до Козьмодемьянска. Крестьяне возили и сплавляли (а также заготовляли) лес по договорам и зарабатывали на своей лошади около 50-70 копеек в день.

В конце 90-х годов 19 века помещиком Иваном Викторовичем был построен стекловаренный завод, который выпускал оконное стекло и другую стеклянную посуду. Продукция сбывалась по всему Поветлужью и также вне его. Сырьем завод обеспечивалось собственным обозом.

При Дмитрии Александровском (в 1910 - 1917 годах) начал функционировать и давать первую продукцию конезавод. Было около 5 конепашен, 2 производителя (английской породы - Госс и Орловской породы рысак - Кир, и около 30 штук молодняка).

Выращенные лошади поставлялись помещиком (бывшим кавалерийским, ротмистром в отставке) даже для царской армии. Хозяйство Базилевских было хорошо известно в Поветлужье своим молочным и мясным скотоводством. Коровы Тирольской породы и Красногорбатовской, а производители были Нидерландской породы. Было всего крупного рогатого скота около 50 голов. Свиней – белых, содержалось так же несколько десятков.

Для переработки молочных продуктов был построен маслозавод, где вырабатывался и отправлялся на продажи в города хорошего начальства сыр и масло.

Со слов старожилов Панкова Андрея Григорьевича (заведующий почтовым отделением) и престарелой пенсионерки – бывшей батрачницы, служившей у Базилевских с 1895 года в качестве прислуги, а затем первой девушки, которая ухаживала за барыней (Евгенией Эдуардовной) Соловьевой Мавры Никаноровны известно об обслуживающем персонале хозяйства Базилевского: управляющий – ведал всем хозяйством помещика (особенно его лесным делом и сельскохозяйственным производством); лесничий – ведал лесным хозяйством; управляющий стекольного завода ведал стекловаренным производством; экономка – ведала животноводческим хозяйством, переработкой продуктов и прислугой по дому; прислуга при доме: лакей у барина (Петруня); 2 девушки, горничные, и уход за барыней; повар, 4 конюха; около 6 скотниц, свинарок и птичниц; садовник и его помощник; кузнец с помощником.

Из постоянных батраков-работников, которые жили при усадьбе были: А.Сатюков – старший конюх, Архип Кулелисы, лакей Виноградов Петр (Петруня). Курганов Андрей, Виноградов Василий Иванович, Смирнов Иван Арсентьев, Пометелин Александр Иванович – выполняли различные работы.

Из управляющих именем Базилевских в памяти старожилов (и особенно Соловьевой М.Н.) известны: Падалка – примерно в 50 - 60-е годы 19 в., известен жестокостью; Гринберы – в 70 - 80-е годы, Гринбер построил дорогу деревянную от пристани до усадьбы; Сийко – в 80 - 90-е годы, осушка болота «Сийкова канава»; Возов Василий Иванович – 1906 - 1960 гг.; Ольдекон - 1910 - 1917 гг., который был руководителем хозяйства и после октябрьской революции.

В памяти старожилов из владельцев Горкинского (Шудского) имения Базилевских сохранились: Виктор Федорович Базилевский (видимо, около 20 – 70-х годов 19 века, что подтверждалось документами; Иван Викторович Базилевский (сын Виктора Фёдоровича) – с 80-х годов до 1909 года; (умер в 1909 году); Дмитрий Александрович Базилевский (племянник Ивана Васильевича Базилевского) – с 1909 по 1917 гг.

В какое время и кому из первых Базилевских и при каких обстоятельствах было пожаловано это Шудское или Горкинское (Прудовское) именье, сведений пока нет. Но из сведений: «Приложение к трудам редакционных комиссий для составления положения о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости» т. 4, 1759 г ., следует, что владельцу этого именья с центром д. Прудовка Виктор Федорович Базилевский имел 578 душ крепостных, состоящих на оброки, величина которого равнялось 17 руб., 14, 5 копеек с тягла. Всего числилось во всех селениях этого имения 162 двора, несших 191,5 оброчных тягол. Таким образом, все 162 хозяйства выплачивали денежного оброка около 3 283 руб. (3283 р. 27 коп.)

Из карты Шудского леса камергера двора Его императорского Величества Ивана Викторовича Базилевского от 1903 года известно, что в числе Шудской дачи у Базилевских было: около 20 тыс. десятин строевого лесу (10, 882,1), 65,4 дес. пашни и усадебной земли (65,4), выгону 234,3 дес. сенокосу (чистого, мокрого и с кустарником около 405 дес.) Всего в имении 21 517, 4 десятин.

По словам (недавно умершего) Бугрова Евстигнея Петровича, который хорошо знаком был с Базилевским, у Ивана Викторовича Базилевского было еще Сибирское именье, довольно больших размеров с золотыми приисками, но видимо он в 80-х годах 19 века это имение, будучи в Монако на отдыхе, проиграл в карты. Его личный каприз привел к нему, что он отказался выкупить это богатое имение. Человек, которому он проиграл много денег под залог Сибирского вышел к нему в ночном халате, когда он пришел к нему отдать вексель на проигранные деньги. Обиды дворянина - камергера двора - от человека ниже чином и при этом не дворянского происхождения и привели к тому, что он отказался иметь дело с ним и ушел.

О причине выезда из Санкт-Петербурга Ивана Викторовича Базилевского
(записано со слов Е.П.Бугрова, который получил эти сведения от наследника Ивана Викторовича, племянника Дмитрия Александровича Базилевского):

Иван Викторович, будучи на отдыхе в Монако, в (картёжном) игорном доме проиграл большую сумму денег банкиру Гинсбургу. С отсутствием на руках денег он играл под заклад на дачу «Золотые прииски в Сибири».

При возвращении в Петербург Базилевский явился с денежным чеком в дом Гинсбурга с тем, чтобы заплатить проигранные деньги. При получении от швейцара визитной карточки от Базилевского Гинсбург (умышленно или случайно) принял Базилевского – камергера двора Его Величество в домашнем халате, что и было принято Базилевским за оскорбление дворянской части. Он ушел из дома Гинсбурга без объявления с ним. Когда Базилевский доложил императору о поведении Гинсбурга, то получил ответ такого содержания, что он не может наказать его в связи с тем, что банк Гинсбурга финансирует императорский дом.

После этого он уехал в деревню - в свое Шудское именье - и занялся хозяйством, приспособляя его к новому капиталистическому времени. Это было в середине 80-х годов 19 века.

Трудно сказать, что на самом деле привело камергера двора Его Величества Ивана Викторовича Базилевского к тому, что он бросает Петербург и придворное общество и в середине 1880-х годов приезжает на жительство в Шудское именье. Возможно, причиной приезда были неудачи по службе при дворе или его либеральные взгляды или еще какие причины. Во всяком случае, он явился первым из Базилевских, кто стал жить в Шудской даче и заниматься непосредственно хозяйством имения на месте.

До его приезда всеми делами ведали управляющие. К сожалению, о далекой старине, расцвете крепостного права в имении Шудской вотчины Базилевских в их архивах сведений никаких не сохранилось. После Октябрьской революции весь архив был растащен и сожжён. Остались только предания и рассказы о жестокостях отдельных управляющих как имением Базилевских, так и соседних помещиков (Смецких, Готовцева, Челищева и др.).

Много было рассказов о бесчинствах и произволе управляющего по фамилии Падалка, который был здесь, видимо, в 40-50 годы 19 века (частые телесные наказания за неплатёж в срок обороне, требование унизительных для крестьян поклонов и целования туфли при встречах, запрещение свадеб по желанию молодоженов, право первой ночи и др.). Такое поведение управляющего вызывало общее возмущение крестьян вотчины и под руководством братьев Кирбитовых из деревни Николючихи более решительная часть крестьян задумали убить «изверга». Падалка, узнав от наушников о заговоре и боясь широкого движения крестьян вотчины, а также того, что они отправят ходока в Петербург к барину с жалобой (что было нередким явлением в Поветлужье в 50-е годы) решил запустить крестьян вызовом из Костромы вооруженных людей. Действительно, по приказанию губернатора были направлены с Поветлужья вооруженные люди. Говорят, что в Шуду приезжал отряд свыше 10 человек инородцев «Киргизов», которые навели большой страх на крестьян. (Записано о возмущении крестьян в Шуде и злоупотребления властью Падалки со слов Модина Александра Николаевича, который слышал этот рассказ от своего деда, который в свою очередь слышал от своих родителей, знавших Падалку лично).

Вполне возможно, что около этого же времени (40 - 50-е годы 19 века) было совершено убийство помещика Захарьина в его именье в д. Сквозники на Ветлуге, о чем записано у Старшинова Г.П.

Известно, что Положение 19 февраля 1861 года освободило крестьян от крепостного права. Они получили личную свободу и земельный надел. По данным Костромской губернии, в среднем крестьяне всей губернии получили земли меньше на 5,4 %, чем они пользовались до реформ.

У крестьян землю отрезали в пользу помещиков. Отрезки эти получались, видимо, по тому, что некоторые помещики после реформ нарезали себе как пахотной, так и сенокосной и выгонной земли, тогда как до реформ они не пользовались этой землей в связи с отсутствием у них своего хозяйства. Это особенно характерно для Поветлужских крестьян, где у помещиков своей запашки до реформы почти не было, а после реформы она появилась. Так, если помещик Базилевский до реформы не пользовался таковою землею, то после реформ он отрезал у крестьян д. Горки, Нехомочихи, Прудовки, около 60 десятин земли пахотной, около 400 дес. сенокосов и свыше 200 дес. выгону.

Известно, что с приездом в Шудскую дачу, Иван Викторович Базилевский начинает приспосабливать свое (опустившееся) хозяйство к условиям времени. Он развертывает по буржуазному уклону не только лесоразработки, что является характерным для Поветлужья, но и сельскохозяйственные производства, главным образом скотоводства, а также развивает и производство промышленности.

В усадьбе Базилевских, фото Елены Припышкиной В усадьбе Базилевских, фото Галины Филимоновой В усадьбе Базилевских, фото Галины Филимоновой В усадьбе Базилевских, фото Галины Филимоновой

В 90-е годы 19 века он вкладывает значительные денежные средства в строительство добротных кирпичных скотных помещений (коровник и свинарник), организуя производства кирпичей и черепицы для этой цели.

В конце 90-х годов Базилевский развертывает на Малаховой поляне строительство стекловаренного завода, на котором производилась варка и изготовление на местном песке, дровах и привозном материале оконного стекла и другой стеклянной посуды. Для подвоза сырья к заводу и отвоза готовой продукции на Шудскую пристань и пристань на р. Ветлуге был организован обоз в 10 пар лошадей, на которых работало 10 человек постоянных наемных работников.

О стеклозаводе
(записано в 1962 году со слов Евсикова В.М., 1874 года рождения):

Евсиков В.М. был в числе плотников по строительству первых жилых помещений для рабочих (баня, общежитие, кузница). Строительство корпусов завода проходило с 1895 – 1896-97 гг.

С 1897 года стала выходить первая продукция стекла (оконное стекло, ванная бутылка и др.). Стеклодувы приехали из разных мест; были рабочие даже с Азовского моря.

По данным на 1915 год, стекловаренный завод Базилевского имел 115 рабочих с производственностью 75 тыс. руб. Зерновое хозяйство на 59 десятин земли было приспособлено для нужд своего хозяйство, рабочего молочного и мясного скотоводство. В 1901-1905 годы шло благоустройство жилого барского дома. Деревянное небольшое здание было расширено и обложено кирпичом.

Все хозяйство - промышленное и сельскохозяйственное производство обслуживалось трудом крестьян-бедняков соседних деревень и рабочих батраков по найму.

Со слов сына лакея (Петра Семеновича Виноградова – Ветрова – «Петруня») Константина Петровича, жена Ивана Викторовича Базилевского – Наталья Петровна была из дома Волжских. Здесь в Горках не жила, а только иногда несколько дней в году приезжала сюда к мужу. Она была фрейлиной государыни Александры Федоровны – жены Императора Николая II.

Он сообщил, что отец его еще мальчиком в 70-е годы поступил в усадьбу помощником садовника при управляющем Гринберге, а с приказом Ивана Викторовича он был взят в лакеи. Вся семья их жила в усадьбе, а позднее он построил свой дом в Полянах и жил там с семьей, когда подросли его дети. Жалование отец получал деньгами 25 руб. в месяц, кроме того, барин дополнительно платил мукой, молоком и керосином.

Ликвидация помещичьих имений в январе 1918 года
(по материалам М.А. Балдина):

Народное собрание граждан Шудской волости 7-го января 1918 года. Присутствовало 109 человек. Президиум собрания:

Председатель собрания – П.П. Кротов,

Тов. пред. собрания – И.К. Сиротин,

Секретарь собрания – П.С.Рожин.

Повестка дня собрания – об имении помещика Базилевского.

Собрание решило произвести опись имущества имения «Горки» помещика Базилевского и передать его Земельному Комитету, а лошадей и коров за недостатком корма ликвидировать, начав распродажу с 1-го февраля 1918 года, как в усадьбе, так и на хуторе Кондобиха.

В решении сказано, что скот до его ликвидации должен быть сохранен помещиком в цельности, для чего со стороны волостного земства установить контроль; скот продавать по местным ценам со скидкой в первую очередь тем крестьянам, которые не имеют скот.

В своем письме от 16 января 1918 года хозяйка имения Е.Э.Базилевская на имя уездного комиссара и уездного Земельного Комитета протестует как против решения собрания об учете имущества и ликвидации скота, так и против реквизиции помещений, пишущей машинки, двух письменных столов, четырех стульев и одного быка. Она спрашивает у комиссара о том, правы ли местные власти в этом деле...

P.S. Сейчас в усадьбе Базилевских - сельская школа, коллектив которой совместо с краеведом-энтузиастом Сергеем Матвеевичем Легченковым не первый год занимается посками мощей Варнавы Ветлужского. По мнению Сергея Легченкова, изучение истории усадьбы Базилевских может пролить свет на открытие мощей Варнавы Ветлужского, т.к. именно Базилевский был вызван в качестве свидетеля на процедуру описания мощей святого перед их переносом из Никольской в Троицкую церквь Троицко-Варнавинского монастыря.

Материал предоставлен директором Варнавинского историко-художественного музея Галиной Николаевной Цыгановой

В настоящей публикации использованы фотографии Галины Филимоновой и Елены Припышкиной, а также фотография, предоставленная Варнавинским историко-художественным музеем

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта "Места памяти"

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!