О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ


8 апреля 2020 года

Успенский храм на «Новом кладбище» в Нижнем Новгороде

В центре внимания проекта «Белые пятна карты «мест памяти» Нижегородской области» – памятник градостроительства и архитектуры федерального значения – комплекс Успенской церкви на «Новом кладбище» в Нижнем Новгороде (сейчас – «Бугровское кладбище» на улице Пушкина в Советском районе).

Успенская (Сергиевская) церковь в Нижнем Новгороде, фото Алексея Слёзкина.

Успенская (Сергиевская) церковь в Нижнем Новгороде, фото Алексея Слёзкина.

Интерес к этому объекту культурного наследия, построенному в 1914 – 1916 годах по проекту «архитектора Высочайшего двора» и академика Владимира Александровича Покровского*, проявляют как историки, так и искусствоведы. В распоряжении проекта оказались материалы историка Ольги Дегтевой** и искусствоведа Алексея Слезкина***.

Рассказывает Ольга Дегтева: «Проектирование храма, как и его последующее строительство, велось на средства, завещанные после смерти нижегородскими купцами Митрофаном и Сергеем Рукавишниковыми. Исполнительницей их посмертной воли и, как тогда говорили, «душеприказчицей» выступала их сестра Варвара Михайловна Бурмистрова, подпись которой есть на проектных чертежах храма. В качестве доверенного лица выступал гласный Городской думы нижегородский купец Василий Васильевич Акифьев, возглавлявший комитет по строительству новой кладбищенской церкви.

Рассмотрение и утверждение проекта происходило в несколько этапов. 17 июня 1914 года чертежи В.А.Покровского были рассмотрены и утверждены строительным комитетом, 1 июля – проект был «одобрен к постройке» Нижегородской Городской думой, а 5 июля строительство благословил епископ Нижегородский и Арзамасский Иоаким (Левицкий).

Начавшаяся Первая мировая война не остановила подготовку возведения кладбищенской церкви. 21 августа 1914 года в Строительном отделении Нижегородского губернского правления были согласованы расчет устойчивости и прочности здания церкви, а также собственно проектные чертежи храма и главных ворот кладбищенской ограды, представленные Нижегородским духовным правлением.

Согласно официальным отчетам комитета по строительству кладбищенской церкви, подготовительные работы на месте предполагаемого строительства храма (расчистка территории, устройство фундаментных рвов, заготовка кирпича и т.п.) были проведены еще летом. Подрядчиком выступал П.Сазонов.

17 сентября 1914 года состоялась торжественная закладка новой кладбищенской церкви, на которой присутствовали представители самоуправления Нижнего Новгорода и семейства Рукавишниковых. Торжественный молебен совершал преосвященный Иоаким в сослужении с городским духовенством.

Как следует из отчета, к 1 января 1916 года были выполнены следующие строительные работы: «Храм и колокольница сложены на высоту боковых галерей со сводами под крышу. Осталось доложить в храме: главный купол, башенки над алтарями и на колокольнице верхние два яруса». В том же году была закончена кладбищенская ограда с главными воротами, включившими помещения сторожки и конторы.

Главные ворота Успенской (Сергиевской) церкви в Нижнем Новгороде, фото Алексея Слёзкина.

Главные ворота Успенской (Сергиевской) церкви в Нижнем Новгороде, фото Алексея Слёзкина.

Этот нижегородский храм стал действующим после революционных потрясений 1917 года. Однако внутренняя отделка его не была закончена, и верхний этаж так и не был достроен. Из архивных документов советского времени устанавливается, что существовавший на так называемом «Новом кладбище» комплекс функционировал и использовался. Большой двухэтажный храм (как в разное время, так и одновременно) занимали разные общины – Сергиевская и Покровская Русской Православной Церкви (власти передали здание в пользование как «тихоновцами», так и обновленцами).

27 мая 1925 года община верующих «тихоновцев» заключила договор на пользование первым этажом (подцерковье, подвал) недостроенной кладбищенской церкви. В дальнейшем этот храм в архивных документах именуется Сергиевским. Освящение здесь престола в честь св. прп. Сергия Радонежского, очевидно, связано с именем одного из жертвователей на этот храм – Сергея Рукавишникова. Но существование здесь прихода было не долгим. В 1931 году советскими властями предпринимаются попытки закрыть храм на основании того, что якобы «общество верующих тихоновцев, пользующееся зданием кладбищенской церкви, является немногочисленным и произвести ремонт здания церкви своими средствами не в состоянии».

Успенская (Сергиевская) церковь в Нижнем Новгороде, фото Алексея Слёзкина.

Успенская (Сергиевская) церковь в Нижнем Новгороде, фото Алексея Слёзкина.

Верующие нижегородцы обжаловали постановление Президиума Горьковского Крайисполкома о закрытии кладбищенского храма в Постоянной комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК. Но, несмотря на то, что руководство райсовета представило план переоборудования этого храма под клуб, 19 апреля 1932 года краевая комиссия по культам при Президиуме Нижегородского Крайисполкома вынесла новое постановление о том, чтобы оставить церковь в пользовании верующих.

В октябре 1935 года был закрыт Покровский храм в центре города на улице Свердлова (сейчас – улица Большая Покровская). Общине было предложено переместиться в здание кладбищенской церкви «с ремонтом… помещения на втором этаже». Договор между райсоветом и Покровской общиной о передаче последней в бесплатное пользование Новокладбищенской церкви (так именовался храм в документах) был заключен 4 ноября 1935 года. К этому времени, первый этаж (подцерковье) здания уже занимала обновленческая община (обновленцам перешел бывший Сергиевский храм).

Получив новое помещение, представители Покровской общины осуществили своими силами ремонт второго (основного) этажа здания. В результате перехода Покровской общины в кладбищенский храм с 1936 года он стал официально уже именоваться Покровским.

27 апреля 1939 года Ждановский райсовет провел проверку помещений первого этажа здания церкви, занимаемого обновленческой общиной. Было установлено, что эти помещения не охранялись и практически не использовались. Констатировалось, что со стороны церковного совета «проявлена полная бесхозяйственность».

Решением райсовета от 10 мая 1939 года было постановлено: «Считать необходимым подвальную церковь обновленческой общины, как находящуюся в бесхозяйственном, беспризорном состоянии, не обеспечивающем гарантии за целость и сохранность вверенного имущества – закрыть». Окончательное постановление о ликвидации обновленческой общины в стенах кладбищенской церкви было принято райсоветом 22 августа 1939 года. При этом помещение на первом этаже, где находились обновленцы и сторожки, городские власти решили передать «Промкомбинату» для организации здесь мастерской.

Вслед за обновленцами пришла очередь и Покровской общины. 6 декабря 1940 года Ждановский райсовет рассмотрел вопрос «О невыполнении обязательств служителями культа и церковным советом Новокладбищенской церкви». Поводом к этому послужила задолженность священнослужителей по налогам и якобы произошедший обвал штукатурки в храме. Было принято решение прекратить богослужения до тех пор, пока община не погасит задолженность и не проведет капитальный ремонт помещения.

Распоряжение властей о закрытии церкви, как и в 1931 году, было обжаловано группой верующих в Москве. Однако на заседании Президиума Верховного Совета РСФСР 27 января 1941 года при рассмотрении вопроса о судьбе Покровской кладбищенской церкви было принято постановление: «Здание церкви передать исполнительному комитету Ждановского районного Совета депутатов трудящихся города Горького для переоборудования под клуб».

14 апреля 1941 года решением Горьковского облисполкома было решено использовать помещения бывшей Новокладбищенской церкви под клуб и мастерские по обслуживанию бытовых нужд населения. Фактически же второй этаж храма, как и ранее первый, передали городскому «Промкомбинату». Таким образом, перед Великой Отечественной войной богослужения в храме прекратились.

В дальнейшем в храме разместился филиал Горьковской чулочно-трикотажной фабрики им. Клары Цеткин (красильное производство). В связи с этим его внутренний объем был разделен на три этажа.

Нецелевое использование здания бывшего кладбищенского храма продолжалось до 1964 года. Затем оно было передано на баланс старообрядческой общине города взамен уничтоженного под предлогом «реконструкции» комплекса зданий Успенской старообрядческой церкви в переулке Гоголя.

Успенская старообрядческая община сумела завершить основные работы по восстановлению кладбищенской церкви спустя всего четыре месяца после передачи ей храма (без участия государства). При этом иконостас храма был перевезен из села Жарки Костромской области. Факт окончания работ зафиксирован в протоколе собрания двадцатки этой общины от 10 января 1965 года. Тогда же состоялось первое богослужение в храме по старым канонам.

Сегодня эта церковь освящена во имя Успения Пресвятой Богородицы. Имеет два придела: Никольский (северный) и Покровский (южный). В настоящее время она является кафедральным храмом Нижегородской и Владимирской епархии Русской православной старообрядческой церкви».

Успенская (Сергиевская) церковь в Нижнем Новгороде, фото Алексея Слёзкина.

Успенская (Сергиевская) церковь в Нижнем Новгороде, фото Алексея Слёзкина.

Автор книги об архитекторе Покровском Алексей Слезкин добавляет: «С разницей в пять лет В.А.Покровским были спроектированы два пятиглавых храма со звонницами. Оба проекта до революции в полном объеме не реализовали. Первый храм, вероятно, был далек от завершения и не сохранился, второй все же достроили.

Первый – это церковь Крестовоздвиженского трудового братства на Воздвиженском хуторе Черниговской губернии, спроектированная в 1909 году. В этой церкви, заложенной в 1910 году, так и не достроенной, а затем разобранной, Покровский остается верен себе, создавая подчеркнуто монументальную композицию. Кубический пятиглавый храм, одноапсидный, с галереей и шестипролетной звонницей над входом должен был иметь уникальное конструктивно-планировочное решение. Бесстолпное пространство перекрывалось двумя парами перекрещивающихся арок, что само по себе – не редкость для церковной архитектуры конца XIX – начала ХХ века. Однако угловые ячейки этого пространства крупнее, чем обычно, и барабаны над ними световые в отличие от всех известных примеров храмов с подобной конструкцией, а с внешней стороны продолжением арок служат массивные контрфорсы, которые на западном и восточном фасадах слиты с апсидой и звонницей, а на южном и северном ограничивают притворы с боковыми входами. Барабаны храма оформлены тонкими полуколонками, отсылающим к домонгольским памятникам, например, к территориально близким соборам в Чернигове – Успенскому в Елецком монастыре и Борисоглебскому, и сужаются кверху для усиления вертикализма. Сужающиеся барабаны, визуально «прорезающие» кровлю, вызывают ассоциации с башнями некоторых зданий северного и позднего австро-немецкого модерна.

Покровский впервые проектирует пятиглавый собор с преобладанием новгородско-псковских декоративных мотивов и звонницей-стенкой над входом. Звонница над входом впервые возникает в неорусском храмостроении именно у Покровского, в шатровом варианте проекта церкви в Кашине, и с этого времени входит в число распространенных архитектурных решений.

Успенская (Сергиевская) церковь в Нижнем Новгороде, фото Алексея Слёзкина.

Успенская (Сергиевская) церковь в Нижнем Новгороде, фото Алексея Слёзкина.

Композиционную схему церкви на Воздвиженском хуторе Покровский использовал еще раз в кладбищенской (первоначально планировавшееся посвящение неизвестно) церкви в Нижнем Новгороде. По сравнению с храмом в Воздвиженском хуторе хорошо заметно нарастание ретроспективного начала и исчезновение эстетики модерна в творчестве мастера. Покровский словно старается работать, как Щусев, имитируя поздние перестройки. Вместо «символистских» закомар церкви на Воздвиженском хуторе в нижегородской церкви – уже четырехскатное покрытие, как бы надложенное над лопастями с ползучими аркатурами, как это было у церкви Николы на Липне под Новгородом.

Впрочем, сходство двух храмов Покровского весьма относительное. Нижегородская церковь имеет развитую западную часть взамен галереи, приделы и крыльца по сторонам, пять апсид вместо одной, причем, две из них (по бокам центральной) предназначены не для алтарей, а для лестниц.

В «ретроспективистской» концепции нижегородской церкви уже нет места ни сужающимся кверху барабанам, ни асимметрии проемов для колоколов, ни гротескному столкновению масштабов. Нет и существенной разницы в размерах барабанов, в то время как у церкви на Воздвиженском хуторе центральный барабан почти втрое шире боковых. Однако нижегородскую церковь нельзя назвать ни скучной, ни статичной. Экспрессия Покровского никуда не ушла, просто лишилась вышедшей из моды эстетики модерна.

Несмотря на то что рассмотрение архитектурных особенностей нижегородской церкви неизбежно строится на сопоставлении с предшествующим проектом для Воздвиженского хутора, было бы неправильно считать ее лишь «ретроспективистской тенью» последнего. В облике храма немало нюансов, позволяющих говорить о нежелании Покровского идти по пути самоповторов. Восточный фасад представляет собой «фронт» из трех кубических объемов – основного и двух придельных, с пятью низкими апсидами. В небольших «промежуточных» апсидах размещены лестницы, ведущие в подклет, где планировалось помещение для отпевания. Интересно решены приделы – в виде утрированно стилизованных новгородских храмиков с лопастями на фасадах, с высокими и узкими оконными проемами. Звонница имеет высокий шпиль по центру, возвышающийся над центральным из пяти щипцов. Композиция ее проемов симметрична: центральный – самый крупный, по бокам от него – два поменьше, и крайние – еще меньше, этому соответствуют и размеры щипцов. Такого «иерархического» решения нет ни в одной из псковских звонниц, послуживших прототипами Покровскому. Нижегородская звонница Покровского именно «псковская» – высокая, заслоняющая вблизи объем храма, строгая. Основной объем храма перекрыт купольным сводом с отверстием светового барабана.

В ансамбле с храмом, также по проекту Покровского, были выстроены ворота и дом причта, ныне искаженный переделками».

Комплекс Успенской (Сергиевской) церкви в Нижнем Новгороде: дом причта, фото Алексея Слёзкина.

Комплекс Успенской (Сергиевской) церкви в Нижнем Новгороде: дом причта, фото Алексея Слёзкина.

* Владимир Александрович Покровский (1871 – 1931) – крупнейший представитель национального направления русской архитектуры эпохи модерна – неорусского стиля. Всего несколькими своими работами 1900-х годов он фактически продемонстрировал весь спектр художественных возможностей этого стиля и определил его «лицо». Произведения Покровского после публикации проектов и строительства сразу становились «библиотекой» форм, приемов, деталей; за некоторыми из них выстраиваются ряды работ его коллег. Церкви в Пархомовке под Киевом и на Шлиссельбургских пороховых заводах под Санкт-Петербургом, Феодоровский собор в Царском Селе, храм-памятник в Лейпциге, здание Государственного банка в Нижнем Новгороде вошли в число самых впечатляющих архитектурных проектов своего времени.

** Дёгтева О.В. Успенский храм на «Новом кладбище» в Нижнем Новгороде. Публикция из книги «Святой преподобный Сергий и Нижегородская земля». – Нижний Новгород, 2016, с. 124 – 127.

*** Слёзкин А.В. Адаптированный автором вариант из книги «Покровский» [Серия «Великие архитекторы мира»]. – М.: Директ-Медиа, 2017.

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта «Белые пятна карты «мест памяти» Нижегородской области»

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!