О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Окна усадьбы Грузинских-Стоговых в Лыскове, фото Сергея Петрушева

 

Непокорная дочь 

Биографы князя Георгия Александровича Грузинского любят красочно живописать его многочисленные «подвиги». Потомок царя Давида в 39-м колене действительно был затейником. При этом в тени остается судьба его дочери Анны. Между тем жизнь Анны Георгиевны могла бы стать сюжетом для увлекательнейшего романа. 

«Царские» забавы

Бытует мнение, что князя Загорского из рассказа «Старые годы» Мельников-Печерский списал как раз с Грузинского. Общего, и правда, много. Так, за любовь к роскоши и крутой нрав народ окрестил его «лысковским царьком» – по названию вотчины в Нижегородской области. Самодур, не признававший никакой иной власти и законов, кроме собственных, хозяин Лыскова за свою долгую 90-летнюю жизнь покуролесил изрядно. И купеческие суда грабил, и дворян сек, и с прислуги сто шкур сдирал, и до женского полу был охоч. Но смаковать байки о нем – дело неблагодарное. Князь был человеком своей эпохи, таким же, как и многие люди его круга. И, как часто бывает, его недостатки были продолжением его же достоинств.

Широкий человек, в 1812 году, когда создавалось ополчение, Георгий Александрович на свои средства одел и вооружил целый батальон. Щедро жертвовал он на храмы. Ему Лысково обязано и своей регулярной планировкой, осуществленной после большого пожара 1795 года, а также великолепным ансамблем главной торговой площади с Вознесенской церковью в центре. Некоторые исследователи, например С.Н.Столяренко, предполагают, что архитектором главного собора выступил сам князь: «Георгий Грузинский был знаком с правилами архитектуры, как и многие образованные люди своего века, названного веком просвещения».

Князь знал несколько языков, в том числе французский, итальянский и немецкий, интересовался географией, историей, математикой, физикой, фортификацией, артиллерией. Десять раз его избирали предводителем Нижегородского дворянского собрания. А всем своим побочным детям, которых у него было около сотни, Георгий Александрович дал хорошее образование. У двери его дома стояла специальная корзина, в которую «осчастливленная» княжеским вниманием женщина могла положить рожденного от него ребенка. Случалось, что подкидывали и чужих, но хозяин Лыскова разницы между невинными младенцами не делал – брал на воспитание всех.

Набожная строптивица

«Официальных» детей, рожденных в браке с Варварой Александровной Бахметьевой, у князя было двое – сын Иван и дочь Анна, в московском доме которой провел последние годы жизни Н.В.Гоголь. Здесь он читал труппе Малого театра комедию «Ревизор», а в 1852 году сжег второй том «Мертвых душ» и спустя девять дней скончался.

По воспоминаниям современников, Анна Георгиевна Грузинская отличалась редкой красотой и была прекрасно образована. В молодости она страстно влюбилась в лысковского аптекаря Андрея Медведева. Но когда влюбленные объявили отцу красавицы о своем желании пожениться, князь, естественно, категорически воспротивился, мотивировав отказ тем, что де избранник дочери – его незаконнорожденный сын и, стало быть, приходится ей родным братом. И тогда молодые люди дали обет посвятить себя монашеству.

Да Анна и не поверила князю. Следуя обету, она решает уйти в монастырь. Ее любимый также избирает монашеский путь – через годы он станет известным целителем и наместником Троице-Сергиевой Лавры. Анна же уходит в Кострому, однако находится там недолго. Вскоре князь получает письмо от игуменьи, извещающее о том, что для монастырской жизни его дочь не готова…

Анна Георгиевна Грузинская Георгий Александрович Грузинский Андрей Медведев (Антоний) Андрей Медведев (Антоний)

Георгий Александрович забирает Анну домой. Но, вернувшись, та наотрез отказывается появляться в свете и не желает выходить замуж. Удрученный отец настаивает, поскольку к тому времени он успел похоронить жену и сына, и, чтобы продолжить род, не осталось никого, кроме Анны.

В брак непокорная дочь вступит, когда ей исполнится 35 лет – по меркам того времени, уже старухой. В мужья она выберет своего четвероюродного брата Александра Петровича Толстого, чрезвычайно набожного человека, обер-прокурора Синода. И союз их будет лишь духовным, исключающим сексуальные отношения. Как писали современники, «муж поддерживает свою чудачку-жену – и они живут, как брат с сестрой». Так Анна Георгиевна не нарушила клятвы, соблюдая в миру строгие ограничения монашеской жизни.

Тайны крови

Однако не все так просто в истории рода Грузинских. В конце 40-х – начале 50-х годов XIX века, во время болезни Георгия Александровича, главным управляющим княжеских владений становится некто «царскосельский купец Евграф Александрович Стогов», к нему же в 1852 году, после смерти князя, переходит и Лысково. А Анна Георгиевна, тогда уже графиня Толстая, продолжает жить с мужем то в Москве, то в Петербурге, то за границей.

Происхождение Евграфа Стогова туманно. Лысковский краевед А.Н.Мясникова считает, что он, скорее всего, был внебрачным сыном Анны Георгиевны и Андрея Медведева, а князь «взял грех на себя». Другие исследователи считают, что Стогов действительно является одним из побочных детей Грузинского. Выдвигается и вовсе экзотическая версия – мол, он был крестником Георгия Александровича, которого тот приблизил к себе, поэтому часть наследства Анна Георгиевна и оставила Евграфу Александровичу. В общем, темное это дело – тайны крови…

Дружба с великим

Выйдя за Толстого, Анна Георгиевна не изменила своим привычкам. По воспоминаниям Ф.Ф.Вигеля, «она убегала общества и, вопреки обычаям других красавиц, столь же тщательно скрывала красоту свою, как те ее любят показывать». Хорошо зная светскую литературу, графиня, тем не менее, предпочитала духовное чтение. Особенно она выделяла Евангелие и «Слова и речи преосвященного Иакова, архиепископа Нижегородского и Арзамасского». Кстати, именно на этой настольной книге дочери князя Грузинского имеются карандашные отметки, сделанные Гоголем, который ежедневно читал ей эти проповеди вслух. По словам современников, он имел обыкновение обсуждать с хозяйкой дома значение прочитанного, особенно часто обсуждалось «Слово о пользе поста и молитвы».

Анна Георгиевна, дожившая до глубокой старости, рассказывала, что Гоголь любил кушать тюрю из хлеба, картофеля, кваса и лука. «Мы часто с ним ели тюрю», – говорила она своей компаньонке Ю.А.Троицкой. Писатель жил в московском доме Толстых на Никитском бульваре с 1848 по 1852 год. Поскольку супруги были прихожанами храма Симеона Столпника, они привели в него и автора «Мертвых душ». Именно в этом храме он исповедовался и причащался незадолго до смерти.

Есть основания предполагать, что писатель (возможно, вместе с Анной Георгиевной) гостил и в лысковском имении Грузинских. Косвенным подтверждением тому – письмо к ней, где Гоголь просит передать «глубочайший поклон» старому князю, познакомиться с которым он мог, лишь посетив Нижегородскую губернию. Добавим к этому, что Лысково славилось на всю Россию благолепием своих храмов, здесь более полувека хранилась православная святыня – Крест святой Нины, сплетенный из виноградных лоз (его, по преданию, святой вручила сама Богородица), а на противоположной стороне Волги раскинулась Макарьевская ярмарка, и автор «Сорочинской ярмарки» явно проявлял к ней горячий интерес. Наконец, в записной книжке Гоголя сохранилась заметка «Сведения о Лыскове» – материал, собранный писателем для второго тома «Мертвых душ»…

Текст: Вера Звездова; фото: Сергей Петрушев; фоторепродукции предоставлены Государственным краеведческим музеем города Лысково

Поездка в Лысково состоялась в рамках проекта «Уходящая натура-2009». Проект реализуется силами Нижегородского регионального общественного фонда деятелей культуры «Дать Понять»

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта "Места памяти"

Как поддержать проект?

 


Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!