О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Мак, фото Галины Филимоновой

22 марта 2016 года

Расстрельное дело парикмахера Гурки

Копилку проекта «Российско-польские «места памяти» Нижегородской области» пополнили материалы группового следственного дела 1937 года, где среди осужденных села Новосёлки Вачского района фигурирует парикмахер Ян Францевич Гурка – поляк по происхождению, уроженец д. Малки Маковского уезда Ломжинской губернии Российской империи.

Он был приговорен к высшей мере наказания за антисоветскую деятельность и расстрелян 11 декабря 1937 года. Реабилитировали Яна Францевича 20 августа 1989 года. Однако у исследователей его биографии, изучивших следственное дело в наши дни, возник целый ряд вопросов: принял ли он православие, какова была его роль в церковной жизни и каковы были обстоятельства его первого ареста в 1930 году?

В поисках ответов на эти вопросы и в надежде на отклик от потомков его родственников в Польше фонд «Дать Понять» подготовил специальную публикацию на основе хранящегося в нижегородском архиве следственного дела «Гурка Ян Францевич, мирянин с. Новоселки Вачского р-на Горьковской области».

Биографические сведения

Дата рождения: 1898 год*.
Место рождения: Польша в Маковском уезде бывшей Омженской губернии** в настоящем Варшавском воеводстве.
Социальное происхождение: родители работали по найму в сельском хозяйстве.
Гражданство/национальность:  СССР/русский поляк
Место жительства: с. Новоселки Вачского р-на Горьковской области.
Состав семьи: жена Макарова Мария Григорьевна, домохозяйка в с. Новоселки
Род занятий: кустарь, парикмахер.
Отношение к воинской службе: с 1919 по 1920 год служил в белопольском легионе в 3-ей армии, в 1920 году весной наступал на г. Киев – СССР.  
Партийность – беспартийный.

Сведения о репрессиях и уголовном преследовании

Прежние судимости, репрессии: в 1930 году был осужден Тройкой ОГПУ за контрреволюционную деятельность, приговорен к 5 годам лагерей, наказание отбыл.
По настоящему делу арестован: 27 октября 1937 года.
Характер показаний: согласно протоколу допроса от 3 ноября 1937 года, признал себя виновным в антисоветской деятельности.

Текст протокола допроса от 3 ноября 1937 года:

Вопрос: Расскажите, как Вы попали в Советский Союз?
Ответ: В 1919 году в марте месяце я пошел в армию, служил я в 3-ей армии, легионском пехотном полку – стрелком. 3-ей армией командовал генерал Рицмиговый (?). В 1920 году 3-я армия, в которой я служил, наступала на Киев – СССР. Сражался в первом Киевском полку. В то время я остался жить в Киеве.
Вопрос: …(текст не читается) сражался в 1-ом киевском полку, стрелял в рабочих и крестьян СССР?
Ответ: Да, действительно я весной 1920 года, наступая вместе с белополяками на г. Киев,  стрелял в рабочих и крестьян, освободившихся от ига капитала, и являлся активным участником подавления советской власти.
Вопрос: Следовательно, вы после того, как вылечились от ранения остались жить в Советском Союзе с целью шпионажа в пользу одного из иностранных государств, в частности, Польши. Так ли это?
Ответ: Из г. Киева я не поехал после того пока вылечился, потому что условия жизни в Польше были для меня очень тяжелы, и я попросился остаться жить в Советском Союзе, но не с целью шпионажа, и в предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю.
Вопрос: Расскажите, кто еще вместе с вами остался жить в Советском Союзе и где они сейчас?
Ответ: Лечится в г. Киеве раненных много осталось, но кто они такие – не знаю, где они сейчас находятся – сказать не могу, а товарищей и знакомых со мной вместе в г. Киеве не было никого.
Вопрос: Расскажите, кого Вы знаете в г. Киеве, Владимире и какую вы с ними имеете связь в настоящее время?
Ответ: В г. Киеве я не знаю никого. Во Владимире знаю Суслова Семена, жил на Подгорной улице, работал в лесогрузочном складе управляющим, в настоящее время связи с ним никакой не имею. Знаю Лапина Ивана, жил по Юрьевской улице, работал в Доме Советов, но кем – сказать не могу, связи также в настоящее время с ним не имею. Больше не знаю никого.
Вопрос: Кто из Ваших родственников проживает в настоящее время в Польше, чем они занимаются, какую Вы с ними имеете в настоящее время связь?
Ответ: В настоящее время проживают в Польше: старший родной брат – Казимир, 42 – 43 года, работает неизвестно где, так как писем я от него не получал больше году; брат Петр, 33 – 34 года, занимается сельским хозяйством; брат Ксавэри, 26 – 27 лет, безработный, связь с ним имею письменную.
Вопрос: Расскажите, как вы знаете попа с. Фотинино Вачского района Мраморного?
Ответ: Попа Фотининской церкви Мраморного я знаю с 1935 года, с весны, он ко мне на квартиру приходил с молебном, по просьбе моей жены, с этого времени и по настоящий момент я с ним держу связь.
Вопрос: Каким путем Вами осуществлялась связь с попом Фотининской церкви Мраморновым?
Ответ: Связь между мною и попом фотининской церкви Мраморновым осуществляется путем посещения квартир друг друга. В период с весны 1935 года по день моего ареста я на квартире попа Мраморного в с. Фотинино был примерно 6 – 7 раз. А поп Мраморнов заходил ко мне на квартиру очень часто,  почти каждую среду – это в базарный день, и последний раз был в октябре месяце 1937 года, числа точно не помню. Заходил подстригаться.
Вопрос: Следствием установлено, что Вы среди посещающих вашу квартиру граждан вели контрреволюционную пропаганду. Признаете ли себя в этом виновным?
Ответ: Да, признаю. Я действительно среди приходивших ко мне на квартиру граждан подстригаться выражал недовольство к советскому правительству в отношении расстрела Тухачесвского и Якира и других, доказывая, что они не враги народа, их расстреляли не потому, что они занимались вредительством и выдавали иностранным государствам военные тайны СССР, а за то, что Сталину не нравилось, что они – иностранцы – занимали очень большие руководящие посты в СССР.
Вопрос: Вы следствию не все рассказали о проводимой вами совместно с попом Мраморновым контрреволюционной деятельности? Следствие предлагает дать точные показания.
Ответ: Да, в 1937 году летом, числа не помню, по сговоренности опять-таки с попом Фотининской церкви Мраморновым, служил в Фотининской церкви молебен в честь соболезнования расстрела врагов народа Тухачевского, Якира и других. В момент моего ареста выражал недовольство к советской власти, высказывался, «что меня советская власть разграбила нагло». Больше показаний о своей контрреволюционной деятельности дать не могу.

Текст протокола повторного допроса от 9 ноября 1937 года :

Вопрос: О знакомствах в Вачском районе вы следствию дали неточные показания? Следствие предлагает дать правдивые показания.
Ответ: В Вачском районе в д. Болотниково проживает поляк Микос Станислав Франциевич, работает в настоящее время на «Филебастрстрое», на какой должности –  сказать не могу. Знаю его хорошо.
Вопрос: С какого времени вы знаете Микос Станислава Франциевича?
Ответ: С Микос Станиславом Франциевичем я познакомился в 1935 году, до этого времени я его не знал совсем.
Вопрос: Как протекало у Вас знакомство с Микос Станиславом Франциевичем?
Ответ: За период времени с 1935 года Микос заходил не раз ко мне на квартиру в с. Новоселки, и последний раз был, что-нибудь в августе месяце, числа точно не помню, ходил в Вачу за паспортом и на обратном пути заходил. Я на квартиру к Микос ходил только один раз в течение выше указанного времени по его приглашению, в 1937 году в сентябре месяце. Постоянной связи у меня с ним не было, и я его до некоторой степени за чрезмерную болтливость не уважаю.
Вопрос: Вам известно, каким путем Микос попал в СССР?
Ответ: Каким путем Микос попал в СССР, мне не известно и разговоров на эту тему я с ним не вел. Больше добавить ничего не могу.

* В Книге памяти жертв политических репрессий указан другой год рождения Гурко Яна Францевича – 1897 год.

** Ошибка следователя: Омженская губерния – некорректное написание. Речь идет о Ломжинской губернии, которая входила в состав Российской империи. Маковский уезд Ломжинской губернии существовал с 1867 по 1919 год, затем был преобразован в Макувский повят Варшавского воеводства Польши (1919 – 1939). Административным центром Маковского уезда был город Маков (сейчас – Макув-Мазовецки Макувского повята Мазовецкого воеводства).

План города Макова (1899 год) из Главного архива Древних Актов в Варшаве Archiwum Glówne Akt Dawnych w Warszawie, AGAD Plan Makowa Mazowieckiego 1899

В Маковском уезде, о котором говорит Ян Францевич Гурка, в 1913 году входило 8 гмин: Карнево, Красносельц, Пержаново (д. Червонка), Плонявы, Сельц (д. Малки), Селюнь (пос. Рожан), Смроцк (д. Шельково) и Сыпнево.

В Книге памяти жертв политических репрессий указано более точное место рождения Гурко Яна Францевича – д. Малки Маковского уезда Ломжинской губернии (Польша).

P.S. Если Вам известно что-либо о судьбе Яна Францевича Гурки или его родственников, присылайте свои материалы на адрес электронной почты: nonstop6@yandex.ru

Галина Филимонова, Ольга Дёгтева

Материал подготовлен в рамках исследования «Российско-польские «места памяти» Нижегородской области»

В настоящей публикации использованы фотография Галины Филимоновой, а также копия документа из Главного архива Древних Актов в Варшаве Archiwum Glówne Akt Dawnych w Warszawie, AGAD

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!