О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Фотография старост, волостных старшин, волостных писарией Семеновского уезда Нижегородской губернии из музея борской средней школы № 4, фото предоставлено Людмилой Добролюбовой


14 января 2013 года

Материал предоставлен Людмилой Добролюбовой
для публикации в рамках проекта «Места памяти-2013»

Портрет из школьного музея

I.

В музее борской средней школы № 4 уже много лет висит большая фотография в рамке. Подарена она была снохой борского волостного писаря В.М.Тарбеева Клавдией Сергеевной, которая проживала в доме напротив. Самой Клавдии Сергеевны уже нет в живых, а мы с учениками не первый год исследуем тему органов крестьянского самоуправления потому, что изображены на фотографии старосты, волостные старшины, волостные писари Семеновского уезда Нижегородской губернии, в состав которого входил и наш Бор.

Нам удалось узнать некоторые имена на этой фотографии. Это сам В.М.Тарбеев, борский волостной писарь (первый ряд – первый слева), его коллеги по Владимирскому волостному правлению – писарь П.П.Зорин и волостной старшина И.С.Горбунов (первый ряд – третий и четвертый слева), староста села Кононова А.Д.Одиноков (первый ряд – второй слева), староста деревни Бабино (ныне деревня Редькино) М.Я.Осипов (второй ряд – пятый слева), староста деревни Овечкино Д.М.Щупалеев (первый ряд – второй справа).

Фотография сделана в фотосалоне М.П.Дмитриева в Нижнем Новгороде на ул. Осыпной (ныне – Пискунова, там сейчас размещается единственный в России Музей русской фотографии): об этом говорят интерьеры, световой фонарь на крыше. Фотография датируется началом XX века (условно до 1905 года). Сделана весной или на стыке зимы и лета, о чем говорит обувь фотографирующихся – сапоги, валяные сапоги, иногда с галошами.

Среди людей крестьянского происхождения выделяется человек в мундире с позументами, сидящий в центре. Вопрос: кто он, привел нас к необычным открытиям.

Как хорошо уметь считать

Долгие годы мы атрибутировали данное фото как фотографию представителей крестьянского самоуправления Семеновского уезда. Сегодня можем сказать, что 30 мужчин, изображенных на фотографии, это не представители всего уезда, а лишь его части. Семеновский уезд делился на три участка. Третий участок с центром в селе Бор включал в себя 5 волостей Семеновского уезда: Борскую, Владимирскую, Дроздовскую, Кантауровскую, Зиняково-Смольковскую. Волостные старшины носили отличительные знаки на длинной цепочке. Люди с длинными цепочками сидят в первом ряду и их пятеро, следовательно, наше предположение верно.

По закону от 12 июля 1889 года («Положение о Земских участковых начальниках»), каждый уезд делился на участки, во главе которых встали земские начальники. Ими могли быть только потомственные дворяне в возрасте более 25 лет, с высшим образованием либо без оного, но тогда прослужившие не менее трех лет в должности мирового посредника, непременного члена или мирового судьи. Для земских начальников был установлен высокий имущественный ценз, закрывающий дорогу разночинцам и даже чиновникам. Назначение и утверждение кандидатур проводились губернатором и Министерством Внутренних дел.

Земские начальники объединяли в своем лице как административную, так и судебную власть в уезде. Они получили полный контроль за любыми действиями крестьянского самоуправления. Они не только утверждали всех должностных лиц в уезде, но и могли снимать их с должности, если те оказывались чересчур строптивы, и предавать их суду. Они получили право также наказывать представителей сельской и волостной администрации. А именно: «Земский начальник имеет право подвергать виновного, без всякого формального производства, аресту на время не свыше трех дней или денежному взысканию не выше шести рублей».

Значит, человек в центре – земский начальник 3-его участка Семеновского уезда.

Даже сегодня по прошествии более чем 100 лет отыскать представителей власти в губернии не сложно. С 40-х годов позапрошлого века во всех губерниях выпускались памятные книжки, адрес-календари и другие справочные издания. По ним мы и определили, что земским начальником 3 участка Семеновского уезда в предполагаемый период был Евграф Петрович Егоров.

Выход в интернет нас мягко сказать шокировал. Оказывается, Е.П.Егоров – друг юности А.П.Чехова. Последний навещал его в Нижегородской губернии зимой 1892 года. О том, что А.П.Чехов не раз бывал в Нижнем Новгороде, ни для кого не секрет. Зимой 1892 года он специально приехал в Нижний. Повод был необычный – голод в Нижегородской губернии.

Голод подбирался к губернии в течение двух лет. Летом не было дождей, сохли посевы и луговые травы, горели леса и торфяники. Смерть ходила за нижегородскими крестьянами по пятам. Многие русские интеллигенты помогали населению голодающих губерний. Ранней осенью 1891 года А.П.Чехов пишет своему старому знакомому Евграфу Петровичу Егорову: «Уважаемый Евграф Петрович! Мне очень нужно Вас видеть. Если Вы продолжаете еще быть земским начальником, то не откажите телеграфировать мне, в какой день и в каком месте Нижегородской губернии я могу застать Вас. 12 октября я буду в Нижнем».

И получает незамедлительный ответ. 9 октября. Е.П.Егоров – А.П.Чехову: «По приезде в Нижний поезжайте на пристань… пароход отходит в 11 часов утра, на пароходе до Работок, а от Работок на лошадях в деревню Белая Таможниковской волости 20 верст. Я земский начальник 5-го участка Нижегородского уезда. Буду Вас ждать».

Чехов приехал к Егорову через три месяца, привез деньги, собранные по подписке. Евграф Петрович, прекрасно владея информацией о событиях в уезде, предложил скупать у крестьян лошадей, которых те из-за большой нужды продавали за бесценок, кормить их до весны, а к началу полевых работ вернуть владельцам.

«Ваше письмо и Ваша затея насчёт покупки скота у крестьян сдвинули меня с места, - писал Чехов 11 декабря 1891 года - Я всей душой и всеми моими силами готов слушаться Вас и делать всё, что Вы хотите». В это же время Егоров создает бесплатные столовые для школьников. Егоров загружен до предела. 3 декабря он пишет Чехову: «О себе скажу, что работы очень много. Продовольствие крестьян, школьников — все это я взял в свои руки, и приходится дела вести одному, край, где я живу, отсутствие помещиков, докторов, и т. п. интеллигенции, серый мужик и я…».

15 января Чехов сам приехал к Егорову - в деревню Белую (ныне – Дальнеконстантиновский район). За неделю писатель побывал в нескольких деревнях Таможниковской волости, своими глазами наблюдая бедственное положение крестьян. В чеховской записной книжке появились краткие заметки об ужасающей жизни сельского населения, охваченного голодом.

«Муж, жена, мать, пятеро детей ели пять дней похлебку из лебеды… Не едят по 2-5 дней – это зауряд… Столовых нет. На каждого 30 фунтов муки. 30 фунтов не хватает и в апреле, когда истощится лебеда, картошка и прочие приправы, совсем хватать не будет…». «Все 14 школ получают пособие по 3 копейки на ученика. Варят еду. Столовыми заведуют учителя, священники, общий надзор – Егоров».

После отъезда Чехова в Москву друзья поняли, что план кормления лошадей неосуществим, т. к. и время упущено, и пожертвования не велики. Теперь Чехов настоятельно просит Евграфа Петровича все силы и средства использовать для открытия столовых не только для школьников, но и для взрослого населения. Егоров открывает столовые на 420 человек, готовится открыть еще.

В начале весны он сообщает Антону Павловичу: «Кое-кому я пришел на помощь, выдавши из наших денег. Третьего дня у одного крестьянина пала лошадь в поле на борозде, горе этого мужика было большое – дал я ему 25 рублей. Совершенно иная была бы картина, будь у меня к весне лошадей сто». И тут же добавляет: «Я теперь не менее мужика молюсь, чтобы Бог послал ему урожай. Пора отдохнуть».

Герой «Зеленой косы»

Чехов познакомился с Егоровым в юности, когда его брат Иван Павлович заведовал приходским училищем в Воскресенске, и вся семья Чеховых выезжала к нему на летние месяцы. В Воскресенске сложился шумный дружный кружок молодежи, в который входил и артиллерийский офицер Е.П.Егоров. Об этом времени, о выдумках и проказах молодой компании в 1882 году Чехов написал рассказ «Зелёная коса», где одним из героев был поручик-артиллерист Егоров, «молодой человек, очень развитой, начитанный малый». Зовут поручика Евграф, по описанию Чехова, «он красив, удачно острит, много молчит. Но иногда на Егорова что-то находит…он садится, подпирает кулаками голову и начинает ужасно злословить». При этом он влюблен и пользуется взаимностью, но его наклонность к насмешке и злословию создает конфликтность в рассказе, которая, впрочем, благодаря такту и терпению Егорова, благополучно разрешилась.

Тогда же реальный, а не литературный Евграф Егоров сватается к сестре Чехова Марии, дарит ей свою фотографию, на которой Мария Павловна пишет: «Мой первый жених».

Да здравствует Нижегородский архив!

Информация об Е.П.Егорове в примечаниях к чеховским изданиям есть. Сохранились его письма Чехову и Чехова – Егорову. Но как справедливо заметила Г.В.Вяхирева, нашедшая в Нижегородском архиве новые документы о Егорове, краеведы в большом долгу перед Евграфом Петровичем.

Попытка обратится в Российский военно-исторический архив по поводу артиллериста Егорова результатов не дала. Найти новые сведения о друге Чехова, земском начальнике Борского участка удалось в Центральном архиве Нижегородской области (ЦАНО). И здесь хочется поклониться низко нижегородке Г.В.Вяхиревой, жителям г. Семенова Е.А.Голубевой, Е.А.Бирюковой, которые поделились своими знаниями об Егорове и даже благословили на дальнейшие поиски.

Сегодня мы знаем об Е.П.Егорове не все, но многое. Он родился 9 декабря 1856 года. Из обер-офицерских детей Московской губернии, православный. Окончил 2-ю Московскую военную гимназию, воспитывался в 3-м Александровском училище, выпущен по 1 разряду. Во время его учебы в Артиллерийском училище завхозом училища был капитан Петр Егорович Егоров, возможно, отец Евграфа Петровича. По окончании курса училища Егоров направлен в 32 Артиллерийскую бригаду. Принимал участие в русско-турецкой войне 1877-1878 годов, «за отличие в делах противу турок» награжден орденом Святой Анны 4 степени с надписью «За храбрость» и произведен в подпоручики.

Евграф Петрович хотел продолжить свое образование в Николаевской Инженерной Академии, но «не был допущен по неимению в названной Академии вакансий 1880 года».

Служил Егоров с 1877 по 1885 годы. Высочайшим приказом от 10.01.1886 года уволен «от службы в отставку вследствие поданного им прошения с чином штабс-капитана и с мундиром». К этому моменту Егоров имеет кроме ордена Святой Анны 4 степени светло-бронзовую медаль в память о русско-турецкой войне 1877-1878 годов, орден Святого Станислава 3 степени. Он женат на дочери отставного капитана корпуса лесничих Н.Н.Малиновской.

Почему Егоров оказался в Нижегородской губернии, еще не выяснено, но после отставки он приехал именно сюда. Несколько месяцев «исправлял должность судебного пристава при Нижегородском окружном суде по Арзамасскому уезду», затем поступил на службу в Управление акцизными сборами Нижегородской и Владимирской губерний. Вот его послужной список: штатный старший контролер при винокуренных заводах Нижегородской губернии, помощник бухгалтера Нижегородско-Владимирского Губернского акцизного управления, делопроизводитель I округа акцизного управления Нижегородской губернии. В 1889 году Е.П.Егоров «произведен за выслугу лет в коллежские асессоры со старшинством». А августе этого же года он приобретает землю в Нижегородском уезде при деревне Белой в количестве 334 десятины 238 сажень и становится владельцем «благоприобретенного» имения. Эта покупка открывает ему путь в земские начальники.

Из Нижегородского уезда Егоров перемещен 27 сентября 1893 года в 3 участок Семеновского уезда. Должность эту он исполнял почти 12 лет, до смерти (предположительно) в 1905 году. Его жалование в год составляло 1000 рублей, на разъезды и канцелярские расходы выделялось еще 600 рублей.

К 1899 году Е.П.Егоров – надворный советник, ему «Всемилостивейше пожалован» орден Святой Анны 3 степени. В семье семеро детей: Наталья, Вячеслав, Борис, Татьяна, Лидия, Александра и Елизавета. (У потомков Егорова – несколько другие сведения о составе его семьи. – Примечание Галины Филимоновой).

В 1903 году Егоров пишет Чехову, что нездоров, просит совета и сообщает, что живет в Нижнем Новгороде на улице Канатной. Он обращается к Чехову с просьбой подыскать ему квартиру в Ялте. 6 апреля 1903 года Чехов пишет своему другу: «Многоуважаемый Евграф Петрович, на Фоминой неделе, в несезонное время в Ялте устроиться не трудно; можно прожить за 50 – 100 рублей в месяц. Вы, приехав сюда, остановитесь в гостинице «Ялта», потом посмотрите здесь квартиры. Если не будет номера в «Ялте», то остановитесь в гостинице «Москва» на Пушкинском бульваре. Из квартир осмотрите первую – Терещенко, что возле «Ялты». На Фоминой неделе я, по всей вероятности, уеду в Москву, на все лето. О Вас я поговорю тут кое с кем, так что одиноки Вы не будете... Желаю Вам всего хорошего, жму руку. А.Чехов».

В 1904 году А.П.Чехов умер. Е.П.Егоров не надолго пережил своего друга. Вот только с датой его смерти много неясного. Удалось найти документ, который косвенно указывает на время смерти Егорова. Это послужной список на писаря Зиняково-Смольковской волости А.С.Вощинина, представленный в Семеновский уездный суд 1 сентября 1905 года. Новый земский начальник ходатайствует о представлении Вощинина к «надлежащей награде за его долголетнюю беспорочную службу» и ссылается на то, что таковая «хорошо мне известна лично, а так же от покойного земского начальника Е.П.Егорова».

Перелистаны все губернские газеты за 1905 год, но некролога на смерть Е.П.Егорова найти не удалось. Может быть, это связано с финансовыми проблемами семьи. А семья жила в Нижнем. Известно, что сыновья Евграфа Петровича учились в Нижегородском Аракчеевском кадетском корпусе, средний сын Борис, для которого Чехов в письмах обещал привезти длинную ложку, погиб в годы Первой мировой войны на Румынском фронте.

«Человек, заслуживающий широкого доверия…»

Давайте еще раз посмотрим на фотографию. На мундире с позументом Е.П.Егорова четко видны все его награды: ордена Святой Анны 3 степени, Святого Станислава 3 степени, светло-бронзовая медаль в память русско-турецкой войны 1877 – 1878 годов, серебряная медаль в память царствования Александра III и медаль за участие в первой переписи населения в России. Отсутствие ордена Святой Анны 4 степени объяснимо: он носился не на груди, а прикреплялся к рукояти личного оружия.

Фотография старост, волостных старшин, волостных писарией Семеновского уезда Нижегородской губернии из музея борской средней школы № 4, фото предоставлено Людмилой Добролюбовой Е.П.Егоров на фотографии старост, волостных старшин, волостных писарией Семеновского уезда Нижегородской губернии из музея борской средней школы № 4, фото предоставлено Людмилой Добролюбовой Е.П.Егоров на фотографии старост, волостных старшин, волостных писарией Семеновского уезда Нижегородской губернии из музея борской средней школы № 4, фото предоставлено Людмилой Добролюбовой Награды Е.П.Егорова на фотографии старост, волостных старшин, волостных писарией Семеновского уезда Нижегородской губернии из музея борской средней школы № 4, фото предоставлено Людмилой Добролюбовой

Перед нами человек, лично знавший А.П.Чехова, ставший героем его рассказа «Зеленая коса», есть даже предположение чеховедов, что есть что-то от Егорова и в рассказе «Поцелуй», и в пьесе «Три сестры». А.П.Чехов называл Е.П.Егорова человеком, «заслуживающим широкого доверия» и это было связано, конечно же, с его общественной деятельностью.

Где же находился офис Е.П.Егорова на Бору, а точнее камера земского начальника? До пожара 1893 года и волостное правление, и камера земского начальника, и полицейский участок размещались на ул. Знаменской (Луначарского). После 1893 года здание волостного правления было построено на ул. Гончаровской (8 Марта). Сейчас на этом месте – средняя школа № 4. На ул. Кузнечной (ул. Пушкина) был полицейский участок. Возможно, там же находилась и камера земского начальника, ведь все они подчинялись одному ведомству – Министерству внутренних дел. Дом этот был перестроен, сейчас коммунальный: второй от автобусной остановки по нечетной стороне по направлению к площади Победы, 1 этаж – каменный, верх деревянный. Так что именно улицы Гончаровская и Кузнечная были своеобразным административным центром Борской волости.

Так случилось, что фотография представителей крестьянского самоуправления с земским начальником 3-его участка Семеновского уезда Нижегородской губернии Е.П.Егоровым не покидала все эти годы пределов прежнего административного центра Борской волости. В этом есть какой-то смысл. Мы рады, что еще одно лицо с фотографии стало известным и гордимся, что портрет друга А.П.Чехова Е.П.Егорова висит в школьном музее. Сейчас необходимо познакомить с этой находкой чеховские музеи страны.

II.

Восемь месяцев в архивах, библиотеках, Интернете, музеях области я искала портрет Е.П.Егорова, друга Чехова, земского начальника 3-го (Борского) участка Семеновского уезда Нижегородской губернии. В мае вышла моя статья в газете «БОРинфо+ТВ», а через некоторое время статья И.С.Гоголевой, ставившей под сомнение факт этого открытия. Причем, уважаемый краевед приводит единственный контраргумент – наличие медали у Владимирского волостного старшины П.П.Зорина, полученной в 1910 году. Отсюда, как считает И.С.Гоголева, человек в мундире на фотографии не мог быть Егоровым, т.к. он умер в 1905 году.

Я благодарна Ирине Сергеевне за то, что она не дает мне возможности поставить точку в «егоровской» теме, но готова еще раз доказать, что в школьном музее все же висит портрет друга Чехова.

Начнем по порядку. Краеведческий поиск, что айсберг, часто не видно того, что внизу, да и в статью не поместишь всех ходов и переходов этого поиска. Но первым делом нужно было установить дату фотографии, к сожалению не подписанной. Для этого пришлось тщательно исследовать две фотографии представителей органов крестьянского самоуправления, нашу и хранящуюся в фондах городского музея. Главным их отличием является наличие на второй многочисленных наград. Скорее всего, это связано с 1913 годом, 300-летием Рода Романовых. Значит, вторая фотография сделана не ранее 1913 года.

На обеих фотографиях мы встречаем несколько знакомых лиц. Вот сидит справа от центра на второй фотографии В.М.Тарбеев, борский волостной писарь, стоит второй справа староста деревни Бабино М.Я.Осипов. Они же есть, правда, чуть моложе, и на первой фотографии (слева сидит первый Тарбеев, во втором ряду пятый слева стоит Осипов). Так сколько же лет разделяют эти фотографии? Не менее 8 – 10. Значит, первая фотография сделана в 1903 – 1905 годы. Именно в это время (1893 – 1905 годы) служил на Бору Е.П.Егоров.

«Молчат гробницы, мумии и кости, лишь слову жизнь дана. Из тьмы веков на мировом погосте звучат лишь письмена», - написал когда-то И.А.Бунин. Да, наши фотографии молчат, но заговорить могут их составляющие – в данном случае государственные награды. Найденный в нижегородском архиве послужной список Е.П.Егорова дает нам перечень всех его наград - ордена Святой Анны 4 и 3 степеней, Святого Станислава 3 степени, светло-бронзовая медаль в память русско-турецкой войны 1877 – 1878 годы, серебряная медаль в память царствования Александра III и медаль за участие в первой переписи населения в России.

Поскольку фотография хранится в школьном музее, то мы ее не просто рассмотрели. Мы ее изучили досконально, снимали в разных программах, увеличивали в нужных размерах. Не смотря на то, что фотография черно-белая (если быть точнее, желто-коричневая) смогли рассмотреть даже рисунок на колодках наград. Но наград на мундире человека с первой фотографии на одну меньше. Орден Святой Анны 4 степени носился не на груди, а прикреплялся к рукояти личного оружия, поэтому и не виден. Награды на фотографии соответствуют послужному списку Егорова. Значит, на фотографии все же Е.П.Егоров. Пять наград против одной – чем не доказательство для Ирины Сергеевны?

Возможность детального изучения весьма качественной фотографии, сделанной в салоне М.П.Дмитриева в Нижнем Новгороде, позволила нам сделать еще одно открытие. Да, П.П.Зорин сидит на фото с медалью. И.С.Гоголева утверждает, что это золотая медаль на Анненской ленте, которую владелец получил в 1910 году. Но Анненская лента имеет красный цвет и две очень узких желтых полоски по краям, практически не различимых на черно-белой фотографии (посмотрите, у Егорова на Анненской ленте первая награда – орден Святой Анны 3 степени). На фото же у Зорина на колодке три цветовых фрагмента одинаковой ширины, либо бело-сине-красный, либо – черно-желто-белый, цвета тогда российских флагов. Возможно, это медаль за участие в первой переписи населения, как у Егорова. Следовательно, П.П.Зорин имел не одну награду. Значит, наши предположения о времени съемок верны, и на фото Е.П.Егоров.

И, наконец, последнее. Уважаемый краевед утверждает, что «нынешние сведения из Интернета чаще всего есть самое обыкновенное скачивание с уже известных источников, а потому это уже не открытие». На свой счет это заявление не принимаю, да и всемирную паутину хочу защитить. Замечу, благодаря Интернету, я смогла, не выходя из дома, перелопатить многотомное чеховское наследие, просмотреть фотоколлекции, пообщаться с чеховскими музеями и архивами. В одном из них хранится уже более 100 лет фото Е.П.Егорова, правда, моложе нашего лет на 20. Именно по Интернету фото оказалось у меня дома, и я могу уверенно, или, как предлагает Ирина Сергеевна, амбициозно, заявить, что у нас есть изображение Е.П.Егорова и его портрет висит в школьном музее!

Фото Е.П.Егорова, 80-е годы XIX века из фондов Российской государственной библиотеки (г.Москва), фото предоставлено Людмилой Добролюбовой Фото Е.П.Егорова, 80-е годы XIX века из фондов Российской государственной библиотеки (г.Москва), фото предоставлено Людмилой Добролюбовой Евграф Петрович Егоров, фотография из семейного архива Егоровых предоставлено правнучкой Марией Врабеловой Евграф Петрович Егоров, фотография из семейного архива Егоровых предоставлено правнучкой Марией Врабеловой

P.S. Стремясь идентифицировать личность человека в центре фотографии из школьного музея, учитель борской средней школы № 4 и краевед Людмила Моисеевна Добролюбова нашла фотографию Евграфа Петровича Егорова в фондах Российской государственной библиотеки в Москве. Эта фотография (сепия) датируется 80-ми годами XIX века, когда Егоров общался с Чеховым в Воскресенске. Л.М.Добролюбова обратилась к местным криминалистам, которые на словах подтвердили сходство, обратив внимание на уши, залысины, и даже складки на плечах одежды (для официального заключения нужен другой ракурс ). Это же увидели и московские архивисты, когда сравнивали известный им портрет Егорова с фотографией из музея.

Версию Людмилы Моисеевны подтверждает черно-белая фотография из семейного архива Егоровых, которую проекту «Места памяти-2013» предоставила правнучка Е.П.Егорова из Словакии Мария Врабелова. Этот портрет Егорова выполнен знаменитым фотографом М.П.Дмитриевым в Нижнем Новгороде.

Людмила Добролюбова (г. Бор)

В настоящей публикации использованы фотографии, предоставленные Людмилой Добролюбовой и Марией Врабеловой, правнучкой Е.П.Егорова

Статьи Людмилы Добролюбовой были опубликованы в газете «БОР-инфо + ТВ» от 31 мая 2012 года и 30 августа 2012 года

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта «Места памяти-2013»

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!