О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Гербы владельцев села Чудь - Засецких, Трубецких и Аргамаковых, коллаж Михаила Борисова


6 сентября 2014 года

Топ-5 скандальных помещиков Чуди

Особенностью дореволюционной Чуди можно считать тот факт, что село было многопоместным (сейчас Чудь – на территории Навашинского района Нижегородской области). С 1676 года им одновременно владели сразу пять помещиков, которые продавали и закладывали свои имения, ссорились и судились из-за них с соседями, а также выясняли отношения со своими крестьянами. Многое, конечно, уже кануло в Лету, но кое-что ещё можно отыскать в архивах и старинных газетах. Вот «пятёрка» самых скандальных историй, которыми было известно село Чудь далеко за своими пределами.

1. Дело об «отыскивании вольности» крестьян села Чудь.

Ещё до официальной отмены крепостного права в России некоторым крестьянам удавалось получить вольную от своих помещиков. Редко, но такие случаи всё-таки были. Так, 23 февраля 1851 года дворовой человек села Чудь Мирон Акимов и дворовая девка села Клин Матрёна Григорьева стали вольными людьми благодаря помещице, подполковнице Авдотье Васильевне Кокошкиной. Решив испытать свободу перемещений на практике, Матрёна и Мирон оказались в Чуди в вотчине другой помещицы – подполковницы, полковницы, владелице земель и крестьян многих селений Муромского уезда, включая Чудь, Прасковьи Алексеевной Засецкой. (Герб Засецких – первый на коллаже, опубликованном выше).

Представительница этого дворянского рода, происходящего от итальянца Николы Засецка, приехавшего в Москву в 1389 году, напрочь отказалась признавать дворовых людей вольными. Тогда осмелевшие крестьяне подали на неё жалобу и даже возбудили иск в Муромском уездном суде, где им удалось подтвердить свою вольность. Этот случай прогремел на всю Россию и дал понять, что дни крепостного права сочтены. На момент его отмены в 1861 году помещице Засецкой в Чуди принадлежали 9 дворов, а ещё в 1840 – 1850-е годы Засецкие владели половиной села.

2. Дело о «доставлении сведений об имении надворного советника Дмитрия Петровича Засецкого».

В скандальные хроники попал и сын Прасковьи Алексеевны – надворный советник, предводитель Муромского дворянства Дмитрий Петрович Засецкий (1836 – 1881), получивший в наследство от матери крестьян и земли в Муромском уезде, в том числе и Чудь.

Будучи убеждённым «крепостником», привыкшим к использованию дарового труда, Засецкий тратил больше, чем получал. Решив поправить пошатнувшееся состояние, он заложил своих крепостных и недвижимость, но во время не вернул занятые деньги.

В итоге, в июне 1865 года Московская Сохранная Казна обратилась во Владимирское Присутствие о доставлении сведений об имении надворного советника Дмитрия Петровича Засецкого в сёлах Мещёры, Клин и Чудь, чтобы изъять их в качестве невыплаченного долга.

Интересно, что в этот период он был предводителем дворянства Муромского уезда Владимирской губернии (его избрали в 1863 году). Скандал пришёлся некстати: через полгода после обращения Московской Казны во Владимир – в 1866 году – Засецкий этот статус потерял.

Село Чудь Навашинского района Нижегородской области, фото Владимира Бакунина

3. Дело о залоге княжны Трубецкой.

В похожую ситуацию попала и представительница знаменитого княжеского рода Трубецких. (Герб Трубецких – второй на коллаже, представленном выше).

На момент отмены крепостного права Софье Наумовне Трубецкой в Чуди принадлежали 18 дворов. Заложив своих крепостных с имуществом, она не смогла выкупить своё поместье.

В результате, его продавала Санкт-Петербургская Сохранная Казна. О том, что княгиня не вернула деньги, а её имение было выставлено на аукцион, в сентябре 1868 года сообщала и столичная, и провинциальная пресса, в частности «Владимирские Губернские Ведомости». Репутация княжны Трубецкой была подорвана.

4. Дело о «проведении канала из реки Кутры господином полковником Аргамаковым».

Это необычное дело рассматривал Муромский уездный суд в 1819 – 1820 годах. Фигурировал в нём представитель дворянского рода Аргамаковых, широко известного благодаря Фёкле Степановне Аргамаковой (матери писателя Александра Радищева) и Алексею Михайловичу Аргамакову (первому директору Московского университета и одному из «зачинателей московского масонства»). (Герб Аргамаковых – третий на вышеопубликованном коллаже).

История этого старинного служилого рода началась с Василия Аргамакова, получившего свою фамилию от прозвища «аргамак» (породистая восточная лошадь). В 1515 году Василий Аргамаков был дьяком у московского великого князя Василия III Ивановича (отца Ивана IV Грозного). За участие в многочисленных походах он получил в свою вотчину многочисленные земли, включая сёла Чудь и Клин. Здесь-то в 1818 году его потомок – подполковник в отставке Матвей Васильевич Аргамаков и решил прорыть канал, чтобы в весеннее половодье не подтапливало луга. Однако остальные помещики были против подобных инноваций и подали на Аргамакова в суд за то, что он распахал усадебные земли помещицы Марфы Остафьевой.

В результате этого скандала первые мелиоративные работы в Муромском Зочье закончились, не успев толком начаться, а от аргамаковского канала до наших дней дошёл едва заметный ров.

Село Чудь Навашинского района Нижегородской области, фото Дмитрия Соколова

5. Дело об «очищении водворичной земли Аргамаковых от строений прочих помещиков».

Уже знакомый нам полковник и командор Переславского драгунского Матвей Васильевич Аргамаков приехал в чудское имение, выйдя в отставку после 40-летней службы. Не смотря на то, что в вотчинном селе Клин и в Чуди у него были крестьяне в количестве 92 душ, в этих краях до этого он не был и не знал, что от господского строения его предков ничего не осталось, а земля застроена другими помещиками и распахана их крестьянами.

Такую «крайнюю обиду» полковник в отставке терпеть не стал и подал в суд сразу на нескольких местных жителей. И на помещика Ивана Чиркова, который развёл на его земле сад, и на гвардии прапорщика Илью Киселева, построившего два крестьянских двора в его владении, и на крестьян госпож Киселевой и Остафьевой, поставивших в его вотчине свои овины.

В качестве доказательства своей правоты Матвей Васильевич приводил План генерального межевания за 1771 год, а также документы, подтверждавшие, что эта «водворичная земля значит в отказе за деда – бригадира Алексея Васильева Аргамакова в 1743 году 21 февраля» (бригадир – воинский чин в России VIII – начала XIX веков между полковником и генерал-майором).

Село Чудь Навашинского района Нижегородской области, фото Дмитрия Соколова

Скандал этот вышел далеко за пределы Чуди, Клина и Мурома и был одной из причин для проведения в середине XIX века картографических работ по исправлению межевых атласов под эгидой Межевого ведомства и руководством знаменитого картографа Александра Ивановича Менде. По сути, чудской помещик Аргамаков, имевший доступ к высочайшим кабинетам различных императорских министерств, и спровоцировал создание «карты Менде».

P.S. Среди владельцев Чуди, фигурирующих в различных источниках, есть и другие имена и фамилии. Так, согласно писцовым книгам 1629 – 1630 годов, в которых это село упоминается впервые, оно значится за помещиком Лихаревым. В 1750 году владельцем Чуди упоминается помещик «дворцовой канцелярии комиссар» Роман Стефанович Каменский.

В 1782 – 1795 селом Чудь (оно же – Успенское) владела секунд-майорша Пелагея Михайловна Облова, урождённая Кашкарова.

В 1799 году Чудь получили по наследству генерал-лейтенант Иван Васильевич Чертков и его брат генерал-майор Дмитрий Васильевич Чертков. С 1811 по 1816 годы они владели имениями в сёлах Чудь и Александрово, сельце Болотниково и деревне Безверниково.

В 1811 году 65 крепостных крестьян села Успенского (оно же Чудь) принадлежали надворному советнику Всеволожскому Николаю Михайловичу, а 22 чудских крепостных крестьянина – титулярному советнику Смирнову Петру Петровичу (с 1811 – по 1816 годы).

В 1840 – 1850 годах земли части полсела Чуди принадлежали сыну надворного советника Д.В.Черткова – штабс-капитану Александру Дмитриевичу Черткову.

При селе Чудь земли с крестьянами имели также подполковник Павел Иванович Розенмейер, коллежская регистаторша Софья Ивановна Колобова, гвардии корнет Петр Петрович Смирнов.

На момент отмены крепостного права – в 1861 году – Чудь имела пятерых владельцев: княжна Трубецкая (18 дворов), помещицы Засецкая (9 дворов), Розенмейер (38 дворов), Колобова (58 дворов) и помещик Чертков (14 дворов).

P.P.S. Если Вам известны истории и воспоминания, связанные с владельцами села и их крепостными, места в Чуди, где находились помещичьи усадьбы, или у Вас есть портреты героев этой заметки и/или фотографии потомков, старинные снимки села Чудь, присоединяйтесь к проекту и присылайте свои материалы для публикации на nonstop6@yandex.ru

Галина Филимонова, Руслан Филатов

Материал подготовлен в рамках исследования «Чудь: специальная экспедиция»

В настоящей публикации использованы фотографии Владимира Бакунина, Дмитрия Соколова, коллаж Михаила Борисова, а также материалы из книги Е.С.Макарова «Муромское заочье» (г. Владимир, 2004 год), статьи Г.Д.Корчина «Владельцы крестьян и селений» из сборника «В краю приокском: очерки об истории Навашинского района» (г. Нижний Новгород, 1994 год) и «Энциклопедии» Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона (1890 – 1907 гг.), предоставленных проекту Татьяной Грачевой, Навашинским историко-краеведческим музеем и фондом «Дать Понять»

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта «Белые пятна карты «мест памяти» Нижегородской области»

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!