О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Образец глухой резьбы в музее, Большое Мурашкино, фото Веры Звездовой

Материал предоставлен Большемурашкинским историко-художественным
музеем для публикации в рамках проекта «Места памяти»

Большое Мурашкино. История развития

Первое упоминание в летописи о Большом Мурашкино относится к 1377 году. Этот год официально и принято считать годом основания. Хотя многие ученые склонны считать, что оно было образовано гораздо раньше, примерно в середине ХII века. На этой территории, где сейчас располагается Мурашкино, проживали мордва «эрзя», с главным городом Эрзэмас (ныне Арзамас). В народе до сих пор пор сохранилась легенда о закладке этого города. Якобы одним из предводителей мордовских Мурашко и был основан город. У мордвы существовало поверье: «строить на крови, де дольше простоит». Рано утром мордва собралась и стала ждать: с одной стороны показалась девушка с ведрами, с другой - бык, и, как гласит легенда, мордва не долго думая, закопала их обоих. Так был основан город Мурашкин, но получил еще название Большого, оттого, что его основал старший брат Мурашко. Младший же брат в трех километрах от Большого построил село Малое Мурашкино, которое существует и поныне.

В августе 1377 года за рекой Пьяной произошла позорная битва между мордвой, татарами, с одной стороны, и русскими – с другой, где русские были перебиты, Нижний Новгород и все Поволжье было захвачено. Защищать Поволжье пошел Городецкий князь Борис Константинович, прогнав мордву к той же Пьяне и перебил почти всех, а зимой вместе с племянниками прошел вглубь земель мордовских, выжег их, ограбил, большую часть перебил, другую - взял в плен и «всю землю мордовскую пусту сотвори». Вот, скорее всего, после этого и начали эти земли заселяться русскими.

В 1478 году в Новгороде Северном был бунт под предводительством Марфы Борецкой. Непокорных новгородцев высылают в Нижегородскую губернию, в т.ч. и в Большое Мурашкино. С собой ссыльные привозят секреты кожевенного и мехового ремесла. Начинает развиваться поташное производство (поташ - зола для дубления кож). Наивысшего расцвета меховая промышленность достигает к середине XIX - началу XX веков. Мурашкинские меха очень высоко ценились на мировом рынке. Купцы-меховщики были участниками многих выставок в Москве, Париже, Берлине, Брюсселе, Буэнос-Айрэсе и др., где получили золотые и серебряные медали за качество мехов. А купец И.С.Панышев (в народе его звали «Турка») был поставщиком мехов Двора Его Императорского Величества. Купцы-меховщики создали облик села, настроив каменных особняков, приглашая для этого итальянских и немецких архитекторов. В нашем селе стояли красивые каменные особняки, а в уездном городе Княгинино были глиняные дома, покрытые соломой.

Дом И.С.Панышева, фото Веры Звездовой Дом купцов Моневых, сейчас здание музея, фото Веры Звездовой Дом купцов Моневых, сейчас здание музея, фото Веры Звездовой Дом купцов Моневых, сейчас здание музея, фото Веры Звездовой

В связи с постройкой каменных особняков, на окраинах Мурашкино стали строиться кирпичные заводы.

К середине XIX - началу XX вв. в меховом производстве было занято практически все население Большого Мурашкино (мужчины, женщины, дети, а также наемные рабочие). При обилии овчинных заводов, сырье все было привозное. Его свозили со всей России, а также из Казахстана, Афганистана, Финляндии и др.

В 1648 году Большое Мурашкино было подарено боярину Борису Ивановичу Морозову, который сразу же позаботился об его укреплении. Так, по приказу Морозова, в 1660 году был построен земляной вал, деревянная крепость с пятью порогами и башнями. С восточной строны был вырыт довольно глубокий овраг, а с западной - была естественная гора, у подножия которой протекала река Сундовик. Внутри города был построен винный и пивоваренный завод. На валу было установлено 13 железных пищалей с зарядом ядер. В 1660-1670 годах крестьяне платили денежный оброк – 20 рублей с выти, т.е. с 7-7,5 десятин земли (в приселках и деревнях – 15 рублей).

Кроме того, ими выплачивались государственные поборы: ямские, стрелецкие, полоняничные деньги. За четыре года (1656-1660) было собрано только полоняничных податей по Мурашкино – 246 рублей.

Наряду с этим, с выти выплачивались натуральные налоги: свиного мяса – 2 пуда, по гусю и поросенку, ведро малины, четверик ядер ореховых, по хомуту и кербе льну (сто мочек), да с каждого дома (с дыма) по гривенке коровьего масла и по фунту масла и сушеной курице. С выти также поставляли пять саженей дров, короб угольев, 96 четей золы (четь 9 – 10 пудов) для будных станов и винокурения. Еще крестьяне и бобыли работали с лошадьми на будных станах, устройстве дорог, строительстве земляного города, с выти давали подводу до Москвы для перевозки продуктов, а также везли пять бочек поташа до Вологды.

После смерти Бориса Ивановича в 1662 году Мурашкино переходит к его вдове Анне Ильиничне, которая в декабре того же года приказала своим приказчикам произвести счет хлебу в ее имениях. Результатом этого счета явились «книги посевные, ужинныя и умолотные, в имении Морозова». Через три года Большое Мурашкино переходит к брату Бориса Ивановича - Глебу Ивановичу Морозову, через два года он умирает, и Мурашкино переходит к его вдове Федосье Морозовой. Той самой Федосье, которая изображена на картине Сурикова «Ссылка боярыни Морозовой в Сибирь». Хотя лично я не согласна с изображением на этой картине, на которой изображена злая, пожилая, все проклинающая женщина. В действительности, на тот момент, когда боярыню Морозову сослали в Сибирь ей не было еще и 28 лет, и это была кроткая, глубоко набожная женщина-вдова, растившая своего маленького сына. Нужно сказать, что на тот момент боярыня Морозова была одной из богатейших женщин России. У нее было восемь тысяч крепостных крестьян и триста человек дворовых. И ради своей веры и убеждений (напомню, она была приверженкой старообрядчества и Аввакума Петрова), она лишилась всех своих имений и отправилась в ссылку.

К 1670 году Большое Мурашкино передают в казну и сюда назначается воеводой Давид Племянников. В это время уже шло крестьянское восстание под предводительством атамана Степана Разина. Его «прелестные грамоты» рассылались по всей России. Дошли они и до Лыскова. Первоначально в Лыскове взбунтовались 20 человек, они стали просить атамана Максима Осипова (одного из сподвижников Разина, взявшего в это время Курмыш), чтобы он прибыл к ним и установил свой порядок. Осипов с войском двинулся к Лыскову, но по дороге завернул в Мурашкино. В Мурашкино к повстанцам отнеслись неприветливо, лишь небольшое количество жителей во главе с попом Максимом Давыдовым встретили повстанцев с крестами и хоругвями и остались с ними. Мятежники воеводе Племянникову отрубили голову, сожгли тюрьму и уничтожили документы о недоимке крестьян. Захватили находившиеся на городском валу 13 пищалей и 1174 ядра. После этого и другие жители присоединились к восставшим. Большим отрядом двинулись в Лысково, где их встретили с крестами. Жители, которые не хотели быть заодно с восставшими, укрылись Макарьевском Желтоводском монастыре. 1 октября Осипов двинулся к монастырю и встав за Волгой, начал стрельбу по монастырю. При этом послав казаков с посланием атамана Разина и требованием сдаться.

Архимандрит монастыря Пахомий отправил тоже гонцов: одного - в Москву с посланием Разина, другого - в Нижний к воеводе Голохвостову с просьбой о помощи. Посланцев же Осипова Пахомий задерживал (а посланцы направлялись три раза). В переговорах прошла неделя и 8 октября вооруженные казаки, жители Мурашкино и Лыскова переправились через Волгу и осадили монастырь со всех сторон. В монастыре перепугались, им показалось, что осада составляла более 30 тысяч человек, на самом деле мятежников было не более пяти тысяч. Сначала повстанцы стреляли по монастырю из пушек, затем обложили его соломой, дровами и подожгли. Монахи и скрывавшиеся в монастыре причащались и исповедовались, затем взяв кресты и святые иконы прошли по стенам и молились Богу. Видя, что молитвы не помогают усмирить повстанцев, в монастыре начали обороняться.

В летописях тех событий сказано: «… словно как медведь, когда уязвят его, - жесточе свирепствует; или осы, если раздражены, - нападают злее!...». Защитники монастыря все более ослабевали и падали духом, и тогда иноки пронесли по стенам икону чудотворца Макария – покровителя обители. Многие встрепенулись и кричали: «Чудотворец пришел к нам на помощь», - и с новой силой стали отражать нападения. В результате чего нападавшие отступили, бросив своих раненых товарищей, а убитых побросали в яму и подожгли.

На другой день, с восходом солнца Осипов послал в монастырь мурашкинского попа Максима Осипова и предложил условия, в которых предлагал отпустить посланного им Першку с товарищами и обещал отступить, в противном же случае, он разорит и сожжет обитель. Собравшись на Совет, в монастыре решили выполнить требования Осипова, а тот, в свою очередь, сдержав обещание, поспешно отступил. Но около Мурашкино встретился с другим разинским атаманом Мишкой Чертоусенком, в его отряде было до 15 тысяч казаков, татар, мордвы и чуваш. Мишка убедил Осипова вновь вернуться в монастырь. Переправляясь через Волгу, они били в барабаны, стреляли из пушек, напугав защитников обители. От страха почти все разбежались, оставив архимандрита с иноками на призвол судьбы. Живший на смирении в монастыре конюх, еврей, перебежал на сторону повстанцев и все им рассказал про обстановку. Тогда архимандрит с братию монастырь оставляют, а там остаются старый казначей, да живший там на покое Архимандрит Тихон. Мятежники свободно зашли в монастырь, весь его разграбив, притом, что там еще остались непроданными купцами товары с Макарьевской ярмарки. Тех же, кто остался в монастыре, не тронули, лишь попугали.

Тот месяц, когда восставшие брали в Лысково монастырь, повстанцами управляли выборные от народа. На усмирение повстанцев были направлены царские карательные войска под управлением князя Щербатова. И 22 октября 1670 года около Мурашкино произошла битва, где восставшие были разбиты. За участие Мурашкино в восстании царскими войсками оно было разграблено и сожжено. Причем, именно царским войском, а не повстанцами, как было принято считать многие годы. Всюду стояли виселицы. До расправы здесь было примерно 1500-2000 жителей (точных сведений нет). Под Мурашкино убито - 136 человек; умерли – 62 человека (вероятно не сами, а были забиты до смерти); ушли с разинцами – 17 человек; бежали - 111 человек; казнены – 16 человек; сосланы в Сибирь и другие места – 5 человек; посажены в тюрьмы – 2 человека; отданы в крепостные – 2 человека; взяты в стрельцы – 28 человек; одряхлели – 5 человек (вероятно замучены); ушли в монахи – 1 человек. Всего потери – 385 человек. Это данные статистики царского правительства и, возможно, количество казненных и умерших могло быть занижено. Вдоль всего вала земляной крепости стояли виселицы с казненными для устрашения других.

Потери в селах: Нефедьево – 102 человека (после расправы осталось 250 человек). Малое Мурашкино – 69 человек (после расправы осталось 352). Были потери и в других восставших селах, а всего на территории нашего района погибло не менее 1000 человек. Кроме Мурашкино каратели сожгли и другие села, а в Картмазове, например, реквизировали 80 лошадей, 72 коровы, 188 овец, 17 свиней и 32 улья. Здесь нужно отметить, что реквизиция проводилась во всех селах, а прежде всего в восставших. В нашем музее хранятся свидетели тех дней: это ядра, часть чугунной пушки, кистени, которые принадлежали разинцам и были найдены на остатках вала.

В 1779 году Мурашкино как город перестает существовать и на долгие годы вообще выпадает из поля зрения. Причинами тому, думается, стало и участие в разинском бунте и тот факт, что наша земля являлась родиной огнеопального протопопа Аввакума, а к этому времени он уже 10 лет сидел в земляной тюрьме. И появившись вновь в летописях Мурашкино называется уже селом.

Большое Мурашкино - родина великого пастыря древнеправославной церкви протопопа Аввакума, который родился в селе Григорово, что в 13 км от Мурашкино, в 1621 году в семье священника. Но как говорил сам Аввакум, отец хоть и был священником, но вел не очень трезвый образ жизни. Мать же его, Мария (в иночестве Марфа), напротив, была женщиной очень набожной, «постницей и молитвенницей». Именно она приучила его к «страху Божьему» и велела держаться церковных книг, ни на шаг не отступая. И всю свою жизнь Аввакум следовал этим наказам. Женился он рано - в 17 лет, по настоянию матери, взяв в жены сироту Настасью Марковну. В 21 год он был рукоположен в диаконы в селе Лопатищи Нижегородской губернии. Через два года, там же был произведен в священники и в этом сане, он служит там восемь лет. Поскольку Аввакум был воспитан в строгости исполнения Закона Божьего, он строго следует этим законам и призывает свою паству к этому же. Но ведь большинство людей не безгрешны, а признавать этого не хотят многие, то прямолинейность и обличения Аввакума не нравились. С прихожанами начинаются конфликты. С одной стороны, его авторитет растет и крепнет, с другой, он наживает себе все больше врагов. За свои проповеди и обличения был неоднократно избит, дважды изгнан с этого места службы.

По царскому указу, ему дают место протопопа в Юрьевце, поволжском городке. Там он пробыл только восемь недель. Однажды разъяренная толпа убила бы его, если бы не вступился воевода. Отлежавшись три дня, Аввакум, бросив жену и детей, направился в Кострому, но пристанища там не нашел (протопоп Даниил был изгнан), направился в Москву. Где многие духовные лица, в том числе и царь, Алексей Михайлович, пеняли ему: «Пошто, престол оставил?».

Вскоре Аввакум становится в Москве одним из влиятельных духовных лиц. Ведь он был знаком и с царем, и с будущим патриархом Никоном (в миру Никита Минов, уроженец села Вельдеманово Нижегородской губернии; села Аввакума и Никона стоят друг от друга недалеко, в 10 километрах полевой дороги), с влиятельным тогда протопопом Иоанном Нероновым. Они же все вместе и входили в «Кружок ревнителей благочестия». После избрания Никона патриархом их пути расходятся. Никон насаждает везде нововведения: переписываются книги, вводится трехперстие вместо двуперстия, многие обряды совершаются по-иному. И вот Аввакум и становится главным противником этих нововведений. Он не боится открыто заявлять, что это большая ошибка, и для русского народа надвигаются страшные времена. За протест, отказ служить по-новому Аввакума неоднократно сажают на цепь, избивают, пытаются по-хорошему заставить отречься от своих взглядов, но он остается непреклонен. Его вместе с семьей ссылают в Сибирь, с экспедицией жестокого воеводы Пашкова (Аввакум все это подробно описывает в своем «Житии…»). Всю его жизнь Аввакума били, пинали, унижали, в ответ он читал проповеди, но чаще молился и ни разу не отвел от себя руки, бьющего его. Он лишь приговаривал: «…что это не дело рук человеческих, а дело рук диавола».

Дважды представал протопоп на Соборах: в 1666 и 1667 годах, где был расстрижен и предан анафеме, затем сослан в Пустозерск. Там просидел в земляной тюрьме пятнадцать лет, где написал автобиографическую повесть «Житие Аввакума, написанное им самим». В 1682 году вместе с узниками Пустозерской тюрьмы, по царскому указу царя Федора Алексеевича, был заживо сожжен.

5 июня 1991 года в селе Григорово - на его родине - был открыт памятник Аввакуму (скульптор В.М.Клыков). 15 декабря 1993 года в Большом Мурашкино была освящена церковь во имя священомученика Аввакума.

Уже традиционными на мурашкинской земле стали Аввакумовские чтения, которые проходят с периодичностью один раз в три года и прошли в 2002, 2005, 2008 годах. По итогам двух чтений изданы сборники. Аввакумовские чтения проводит Большемурашкинский историко-художественный музей. Он существует с 1962 года (на общественных началах). 7 июля 1962 года был избран первый Совет музея в количестве семи человек. А 1 сентября музей открыл двери для посетителей. Основателем и первым директором музея был Николай Иванович Ратанов. С 1 февраля 1990 года по 28 февраля 1993 года музей был филиалом Нижегородского музея Н.А.Добролюбова. С 1 марта 1993 года музей становится самостоятельным подразделением. С 1998 года музей становится муниципальным учреждением культуры и юридическим лицом.

В 1998 году музей в составе четырех музеев Нижегородской области выиграл грант у фонда Сороса по проекту «Нижегородская музейно-купеческая ярмарка. Музей – купец, купец – музей, или Попытка взять лучшее из прошлого». В ходе реализации проекта музей пополнился новыми экспонатами и материалами, относящихся к купечеству. В 1999 году музей в составе трех музеев Нижегородской области выиграл грант по проекту «Из купеческого Нижнего в сказочный Макарий, или Путешествие к истокам Всероссийского торжища». По проекту был разработан туристический маршрут, который с некоторыми изменениями работает и сегодня: «Нижний Новгород – Большое Мурашкино - Старообрядческая церковь во имя священномученика Аввакума – Малое Мурашкино, с посещением единоверческой церкви – Григорово».

Музей располагается в двухэтажном купеческом особняке, постройки 1915 года, принадлежащем купцам-меховщикам, братьям Моневым. На первом этаже располагается краеведческая экспозиция, на втором – выставочный зал. Экспозиция музея включает следующие разделы: археологический, Разинский бунт, крестьянский быт, церковный быт, Мурашкино времен Б.И.Морозова, старообрядчество и Аввакум Петров, Великая Отечественная война (1941-1945 гг.), Советское время (1945-1991 гг.). Отдельный зал посвящен развитию мехового производства и купечеству (купеческая комната). В музее собраны коллекции одежды – дореволюционного и советского периода; монет, значков, патефонов, радио, часов, картин, дореволюционных фотографий, среди которых немало фотографий М.Дмитриева и А.Карелина. В музее хранится самая большая коллекция картин заслуженного художника РСФСР Л.А.Хныгина.

Уже четыре года подряд на мурашкинской земле прошли крестные ходы. После литургии в Мурашкино, верующие идут в село Григорово, к памятнику Аввакума и кресту, который был там установлен в 2007 году. Крестный ход все четыре раза возглавлял Митрополит Московский и Всея Руси древней старообрядческой церкви Корнилий...

В 1730 году Большое Мурашкино становится опять помещичьей вотчиной. Оно было подарено детям умершего валашского господина Димитрия Кантемира, князьям Матвею, Сергею, Антиоху (впоследствии знаменитому писателю) и княжне Марии. Но в 1745 году почему-то было у братьев отобрано в казну. Доля же Марии Кантемир осталась за нею и впоследствии, по праву наследования, перешла к братьям.

Еще один известный владелец Мурашкино - это князь Георгий Грузинский, который сыграл определенную роль в истории Нижегородского края в тяжелый 1812 год. Нам же известен вот какой факт из его биографии. Еще с конца XVIII века в Мурашкино стали появляться раскольники, к ним все больше стало присоединяться коренных жителей. Молились они по-старому, двуперстно, читали старые служебники, но подчинялись главенствующей церкви и назывались единоверцами. Так вот, для строительства единоверческой церкви в Мурашкино понадобился клочок земли, причем, много лет лежащий впустую. Но находился он в пользовании трех владельцев; двое согласились на уступку никому ненужного клочка, а к князю Грузинскому с ходатайством об уступке места в Лысково поехал церковный староста И.И.Шестов (купец и городской голова). Когда Шестов пришел к Грузинскому, то последний даже выслушать его не захотел, а избил, как простолюдина. Вырвавшись, Шестов отправился домой. Когда же князь узнал, кто и зачем к нему приезжал, то велел догнать и вернуть его. Шестов был уже на полпути домой, когда его догнал посыльный и после долгих уговоров, все-таки вернулся. Князь Грузинский перед Шестовым извинился, удовлетворил его просьбу и предложил даже пообедать с ним.

Остальная (числившаяся за казною) часть Мурашкино была пожалована императрицею Елизаветой Петровной в 1755 году князю М.А.Белосельскому. В этом же году после его смерти перешло к его вдове, а позже имение наследовал их сын Александр Михайлович Белосельский-Белозерский (впоследствии посланник в Дрездене и Турине). Вообще все владельцы Мурашкино в нем никогда не жили, это все были люди, жившие при дворе и занимавшие высокие придворные должности. Нам больше всех известен Александр Никитич Волконский, который якобы был в Мурашкино и даже написал книгу об этом. Об этом говорили многие краеведы, но ее не видели. А мне рассказала об этом Ирина Александровна Дементьева, дочь нашего известного земляка, Александра Григорьевича Дементьева (1904-1986 гг.), советского литературного критика, одного из авторов учебников русского языка и литературы, по которым училось не одно поколение советских детей. Он дружил с А.Твардовским, много печатался в журнале «Новый мир». После Великой отечественной войны (1941-1945 г.г), стал жить в Москве. Он постоянно держал связь со своей малой родиной, приезжал, помогал, чем мог, особенно районной газете и музею. Начал писать книгу об истории Большого Мурашкино, но не дописал. И именно у него была книга Волконского, которую он отдал кому-то из работников музея, которая бесследно исчезла.

Говоря о князе Волконском, не могу не упомянуть, что у нас в музее хранится вольная, выданная князем своим крепостным крестьянам Серебренниковым в 1859 году. Из крепостных крестьян они вскоре становятся крупнейшими меховщиками-промышленниками, а Иван Семенович открывает в Мурашкино Школу Инструкторов, в которой обучали кожевенному и меховому ремеслу, причем подобного рода учебное заведение было единственным в России.

Известен исторический факт, что 23 августа 1823 года в Мурашкино вспыхнул большой пожар, который уничтожил 700 домов из 800 имеющихся. О пожаре сохранилась легенда. Жила якобы в Мурашкино вдова Марфа и будто-бы говорила всегда, что, мол, буду женить единственного сына, подивлю народ. Готовясь к свадьбе, Марфа во дворе своего дома гнала самогон, неизвестно, что у нее случилось, но начавшийся пожар быстро распространился, в результате чего, выгорело почти все село, вот уж действительно, подивила народ. И этот пожар разделяет жизнь Мурашкино на два периода: до пожара и после. Если до пожара улиц не было, дома стояли кое-как, то после пожара начинают строиться улицы. Если до пожара богатые женщины носили шикарные штофные сарафаны, расшитые жемчугом и дорогими каменьями, то после пожара, все это идет на продажу и на восстановление сгоревших домов и храмов.

Купеческий дом, Большое Мурашкино, фото Веры Звездовой Купеческий дом, Большое Мурашкино, фото Веры Звездовой Купеческий дом, Большое Мурашкино, фото Веры Звездовой Дом П.С.Моневой, Большое Мурашкино, фото Веры Звездовой

Первая церковно-приходская школа в Большом Мурашкино была открыта при Покровской Единоверческой церкви, по инициативе и на средства попечителя церкви московского купца Ивана Ивановича Шестова. Задача школы состояла в передаче мальчику самых необходимых знаний: русского и славянского чтения, письма и арифметики. Но, несмотря на такие скромные цели, она сыграла крупную роль в истории народного образования в Мурашкино, т.к., за неимением других школ, в ней обучались все дети и общее число учеников достигало до 100 человек ежегодно. При школе была большая библиотека, насчитывающая до 2000 тысяч томов книг (все книги были приобретены Шестовым). Особо прилежным ученикам попечитель каждый год по окончании учебного года дарил подарки.

В Мурашкино существовал базар, который проходил один раз в неделю. По обилию привозимых товаров, он считался одним из лучших в губернии, особенно в зимнее время, когда торгующих съезжалось так много, что на Базарной площади не хватало места, и они размещались на соседних улицах. Были ряды: мучной, мясной, сырейный (где продавались невыделанные овечьи шкуры), щепной, рыбный, овощной, конный и др. Еженедельный привоз товаров зимой достигал до 250 тыс.рублей, а продажа - 150 тыс.рублей.

Нужды заболевшего населения трех волостей, включая и Большое Мурашкино, удовлетворялись одним амбулаторным приемным покоем, который находился в Мурашкино. Заведовал покоем и вел прием один фельдшер, доктора не было. Земский врач жил в Княгинино и приезжал зимой - один раз в неделю, летом - два раза в неделю. При покое была аптека, в которой медикаменты выдавались бесплатно. По земским отчетам за 1888 год следует, что в Мурашкинский покой было отпущено медикаментов на сумму 634 рубля в год.

Лишь только при создании строительно-распорядительной комиссии (в 1898 году), в которую вошли самые богатые купцы-меховщики, дело с улучшением медицинского обслуживания в селе сдвинулось с мертвой точки. И в 1901 году в Мурашкино была открыта своя больница с амбулаторией, стационаром, роддомом, инфекционным и терапевтическим отделениями, продолжавшая функционировать в этих помещениях до 1979 года.

В 1915 году в Мурашкино была открыта первая в Княгигинском уезде женская прогимназия. В это время мурашкинская овчинно-меховая промышленность достигает наивысшего расцвета. Но купцы-меховщики были не совсем образованы. За плечами были только церковно-приходские школы.... У купцов не было ни бухгалтеров, ни счетоводов. Расходы и приходы записывали сами в хозяйственные книги. Но предприятия расширялись, торговые обороты росли, укреплялись новые связи, приходилось прибегать к сложным финансовым операциям. Конкуренция на рынке была большая. Некоторые купцы начали вводить окрас овчин новыми химикатами, вводить механизированные процессы взамен ручных. Вот тут-то и встал вопрос о необходимости дальнейшего, расширенного образования.

Одними из первых отдали своих сыновей учиться в Нижний Новгород в Реальное училище (коммерческого направления) братья Моневы (владельцы дома, где располагается музей), купцы Шапошников и Данилов. Но необходимо было дать образование еще и дочерям. В 1913 году купцы- промышленники стали просить Княгининскую земскую управу открыть в селе Большое Мурашкино на первых порах хотя бы женскую прогимназию.

Дело с открытием затянулось, и купцы обратились за содействием к помещику Прутченко, приезжавшему летом в свое имение (ныне п. Советский, дом его на берегу Сундовика, перестроенный, до сих пор стоит). Прутченко был богатым и влиятельным дворянином не только в Княгининском уезде... В том же году земская управа дала все-таки согласие на открытие прогимназии.

В 1914 году году на средства промышленников и земской управы у одного из княгининских помещиков был куплен большой двухэтажный деревянный дом. Он был перевезен в Мурашкино и поставлен на улице Старо-Луговой (старое здание коррекционной школы, которого сейчас нет). К началу учебного года главой земской управы Башкировым и его заместителем Кубаровским был подобран педагогический персонал. Начальницей была назначена мать Кубаровского, преподавателями: арифметики А.К.Владимирская, французского языка А.В.Инсарская, географии Н.Разумовская, русского языка А.В.Скворцова, окончившая женские курсы в Петрограде. Классными дамами стали О.Д.Засецкая, Е.А.Светозарская. Законоучителем был назначен М.Троицкий, учителем пения и делопроизводителем – дъякон Тихвинской церкви А.Любимов. Учителем естествознания и рисования М.Г.Кованова (в дальнейшем, заслуженный учитель РСФСР).

В конце августа 1915 года состоялось торжественное открытие прогимназии, на которое приезжал Прутченко... в коляске, запряженной тройкой лошадей, а 1 сентября начались занятия. Классных комнат в школе было четыре: две на втором этаже и две на первом. Был небольшой зал. Учительская была на первом этаже, а над ней был кабинет начальницы и канцелярия. Здесь же, в одной из больших комнат, начальница жила.

В первый год открытия было набрано три класса. В них учились дети купцов-промышленников, средних кустарей, немного из среды мелких кустарей и рабочих. Крестьянских детей в школу не брали. Обучение было платным, также учащиеся должны были иметь свои учебники и носить форменную одежду. Занятия начинались в 9 часов утра. За 10 минут до занятий учащиеся по звонку должны были ежедневно собираться в зале. Туда же приходили учителя. Учащиеся должны были читать и петь молитвы, а потом уже расходиться по классам.

1 сентября 1917 года был открыт еще один класс, который пополнился мальчиками, перешедшими из Княгининского городского училища и из Арзамасской гимназии. После Октябрьской революции 1917 года прогимназия перестала существовать, а на ее базе с изменениями в программе, в кадрах, открылась бесплатная школа для всех детей.

Многие документы свидетельствуют, что в конце XIX века через Мурашкино должна была пройти железная дорога. Непонятно, почему этого не случилось, но ходили слухи, что нашим купцам уж очень невыгодна была эта дорога (товары-то, сырье удешевлялось). Так вот, они, поговорив между собой, сложились, съездили в Нижний и дали взятку кому нужно, в результате дорога прошла через Смагино.

Вообще, история Большого Мурашкино очень богата и разнообразна и об этом можно долго говорить. Купцы нам оставили великолепные памятники истории и культуры. Это купеческие особняки с великолепной лепниной внутри, а наша задача - все это сохранить. Но пока это у нас не очень получается. Остается только верить в лучшие времена.

Троицкая церковь XVIII века, Большое Мурашкино, фото Веры Звездовой Старообрядческая церковь в честь священномученника Аввакума, фото Веры Звездовой Купеческий дом, Большое Мурашкино, фото Веры Звездовой В библиотеке, Большое Мурашкино, фото Веры Звездовой

Материал предоставлен директором Большемурашкинского историко-художественного музея С.Ф.Мартазовой

В настоящей публикации использованы фотографии Веры Звездовой

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта "Места памяти"

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!