О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Николай Борисов. Медаль «А.С.Пушкин. Болдинская осень». 2004 год. Аверс, реверс. Бронза, литье. 105 х135 мм. Овал

 

ПОЗНАНИЕ ПРОСТРАНСТВА

24 сентября 2009 года в Нижнем Новгороде открылась выставка, посвященная 60-летию выдающегося художника, скульптора и медальера Николая Ивановича Борисова.

Его работы находятся в собраниях Государственного Эрмитажа (медаль «Питер Пауль Рубенс»), Государственного музея-усадьбы «Остафьево» (медали «А.С.Пушкин», «А.С.Пушкин. Болдино»), Государственного литературно-мемориального и природного музея-заповедника А.С.Пушкина «Болдино» (медаль «А.С.Пушкин. Болдино»), Государственного литературно-мемориального музея Н.А.Добролюбова (медаль «Н.А.Добролюбов»), а также в частных коллекциях, в том числе в знаменитой коллекции пропагандиста медальерного искусства Д.В.Робинсона.

Нижегородцам хорошо знакомы монументальные работы Николая Борисова – рельефы станции метро «Пролетарская», памятник и бюст (во Дворце Спорта) нижегородскому хоккеисту Виктору Сергеевичу Коноваленко. В рамках проекта «Еда и культура» Нижегородский региональный общественный фонд деятелей культуры «Дать Понять» знакомил нижегородцев с живописью Николая Ивановича, организовав выставку «Гармония бытия» с 16 августа по 06 сентября 2007 года в галерее-ресторане «Третьяковка».

В преддверии открытия выставки президент фонда «Дать Понять» Галина Филимонова взяла интервью у мастера:

– Николай Иванович, расскажите, пожалуйста, как Ваша работа попала в Эрмитаж?

– Начнем с того, что сначала я сам попал в Эрмитаж. В 1975 году я поступил в Мухинское училище в Ленинграде (отделение художественной обработки металла). Студенческий билет открыл передо мною двери Эрмитажа, куда я приходил по несколько раз в неделю в течение всего периода обучения. Я и сейчас с закрытыми глазами могу «подняться» по Иорданской лестнице, повернуть и придти к Малым Голландцам, подняться выше – к импрессионистам и, конечно же, к лоджии Рафаэля, где стоят витрины с медалями. Там собраны работы величайших медальеров, начиная с произведений родоначальника медальерного искусства итальянца Антонио Пизанелло. Для меня Эрмитаж – это не просто выставка произведений искусства, а, в первую очередь, Институт Культуры. Если ты там бываешь и все изучаешь, то ты как бы возвышаешься до этого места, которое дает возможность впитать в себя мастерство великих художников и сформировать свой собственный внутренний стержень.

В 1977 году я сделал медаль, посвященную Питеру Паулю Рубенсу. Так совпало, что в Эрмитаже открывалась выставка, посвященная 400-летию со дня рождения великого голландца. Медаль, выполненная мной, стала подарком Борису Борисовичу Пиотровскому и, разумеется, всему Эрмитажу от Мухинского училища. Нас пригласили на торжественное открытие выставки вместе с руководителем отделения художественной обработки металла Александром Сергеевичем Туриным, где Борис Борисович Пиотровский принял подарок от Мухинского училища с благодарностью. Таким образом, моя медаль вошла в собрание Эрмитажа.

– Это была первая медаль, созданная Вами?

– Первую медаль я сделал в воинской части под Пензой, когда служил в армии. Там у нас была художественная мастерская, где мы рисовали портреты наших маршалов, писали Устав и плакаты. Представьте себе, именно там я сделал первую медаль. И посвящена она была Ван Гогу. Даже не могу объяснить, почему я сделал медаль. Это такой душевный порыв: просто взял толстый лист меди, протравил его кислотой, где-то прочеканил – рисунок пошел в объем, и получилась медаль. Сейчас мне хотелось бы, чтобы она была в моей личной коллекции, но ее я тоже подарил.

– Николай Иванович, на Ваш взгляд, чего не хватает в классическом определении медальерного искусства как «изготовления форм для отливки и штемпелей для чеканки монет и медалей»?

– Медальерное искусство – такая же духовная вещь, как и живопись. Занимаясь малой пластикой или монументальной скульптурой, я почувствовал, что в медали я абсолютно свободен в творчестве. Это малая форма, а, следовательно, и малая затрата материала. Здесь больше интеллекта, чем материальных затрат. Именно в этом ключе я создаю медали-портреты известных деятелей культуры (Блок, Пушкин, Боккаччо, Врубель, Пикассо, Кулибин) или религиозных деятелей (Святой Преподобный чудотворец Серафим Саровский, Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Георгий). Есть медали, посвященные конкретным событиям – Великой Отечественной войне (триптих «Память»), Чернобыльской аварии («Чернобыль»), Нижегородскому ополчению («Историческая традиция поклонения памяти гражданину Минину первыми лицами российского государства»).

Николай Борисов. Медаль « Пушкин-лицеист». 1978 года. Медь, гальванопластика. Д- 150 мм Николай Борисов. Медаль «Портрет А.А.Блока». 1980 год. Бронза, литье. Д- 180 мм Николай Борисов. Медаль из серии «Память» (триптих). 1995-2000 годы. Бронза, литье. Д- 150 мм Николай Борисов. Медаль «Познание пространства». 1994 год. Аверс, реверс. Медь, гальванопластика. Д- 120 мм

– Мне кажется, Ваша творческая индивидуальность проявилась и в тех медалях, которые никак не связаны с каким-то определенным событием или выдающимся деятелем. В таких работах, как «Познание пространства», «Песня о Волге», «Прогулка», «Нижегородская резьба» чувствуется философское осмысление пространства. Что вдохновило Вас на создание этих работ?

– Источник вдохновения – Нижегородская область. В триптихе «Песня о Волге» пласт волн выходит на край медали – так мне удалось выразить то, как я увидел Волгу. Триптих «Нижегородская резьба» отсылает нас к X веку – к язычеству. В самом начале 80-х годов я проработал три года в Горьковском Управлении художественных промыслов. За это время я изучил, вернее сказать познал Хохлому, Городец, Полхов Майдан, Казаково, весь этот металлический куст – Павлово, Вача, Ворсма. То самое Золотое кольцо, которое вокруг Москвы расположено, здесь, у нас, находится. Надо пропагандировать это дело бесконечно, впитывать в себя – в нем наша сила и богатство. Различные уголки Нижегородской области – в центре и моих живописных работ. Люблю лес писать. Я прихожу к нему, удивляюсь, радуюсь, общаюсь с ним и, как могу, изображаю. Или вот речушка лесная протекает, баньки стоят, или Керженец в разливе. Именно такими мотивами мне хочется выразить свою душу. Еще я поставил перед собой задачу – создать изобразительный документ духа человеческого на примере восстановления Троицкого монастыря вблизи Ворсмы. Через человеческий труд и доброту Бог его восстанавливает, как и многие другие храмы в области.

Николай Борисов. Живопись Николай Борисов. Живопись Николай Борисов. Живопись Николай Борисов. Живопись

– Николай Иванович, что еще кроме медальерного искусства и живописи входит в круг Ваших творческих интересов?

Мне интересно всё: и графика, и монументальная скульптура, и «белое» оружие, и резная пластика. Интересно работать с такими материалами, как мамонтовая кость (икона «Преподобный Макарий Желтоводский и Унженский»), перламутр морской раковины (камея «Богоматерь с младенцем»), яшма (икона «Георгий – Победоносец»).

«Белое» оружие – это такой вид оружия, которым, в отличие от боевого, не принято воевать. Это оружие для красоты, его парадная версия. Оно очень дорогое, и даже жалко им махать. На выставке я покажу фотографии тех работ, которые я выполнял на заказ, т.к. не имею возможности их иметь сам. Это и мемориальный меч Минина, и реплика на кавказский кинжал. Посмотрите, какая сталь – это дамаск мозаичный. Здесь и мамонтовая кость, и золоченое серебро, и камни (гранаты, в частности). Плюс – футляр – голова буйвола. Берешь под клюв, и футляр открывается. Сейчас стоит у человека дома, где-нибудь на комоде. Придет домой, посмотрит – и душа у него на место опять встает.

Николай Борисов. Камея «Н.Н.Пушкина». 1999 год. Мамонтовая кость, резьба, белый металл. 50 х 35 мм Николай Борисов. Кинжал «Восточный». 2005 год. Дамасская сталь, серебро, бронза, мамонтовая кость, гранаты. Частное собрание Николай Борисов. Кинжал «Восточный». 2005 год. Футляр - дерево, бронза. Частное собрание Николай Борисов. Икона «Преподобный Макарий Желтоводский и Унженский». 2007 год. Мамонтовая кость, резьба, белый металл, филигрань, драгоценные камни. 160 х 135 мм

Вообще у художника такой организм, что он должен постоянно рожать. Рожать произведения искусства. Если он этого не делает, то он спивается или умирает, с ним происходит что-то нехорошее. То есть он идет против Бога, который заложил ему эту искорку – создавать и творить.

Николай Борисов. Автопортрет. 1976 год. Бумага, угольный карандаш, сангина. 46 х 34 см  

Для справки:

Николай Иванович Борисов – художник, скульптор, медальер, участник международных выставок и симпозиумов.
Родился в Самаре в 1949 году.

Образование: Пензенское художественное училище, Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. В.И.Мухиной.
Работал художником-реставратором в Пензенской картинной галерее, специалистом по разработке художественных изделий из металла в Управлении художественных промыслов (г. Горький), скульптором в Художественном фонде (г.Горький / г.Нижний Новгород).

С 1980 года живет и работает в Нижнем Новгороде.
С 1983 года – член Союза художников. В настоящее время – старший преподаватель Института дизайна при Волжском государственном инженерно-педагогическом университете (г. Нижний Новгород).

P.S. Выставка, посвященная 60-летию Николая Ивановича Борисова, работала с 24 сентября по 15 октября 2009 года в Государственном литературно-мемориальном музее им. Н.А.Добролюбова (г. Нижний Новгород, ул. Лыкова дамба, д. 2а)

Интервью записала Галина Филимонова

Фотографии предоставил Николай Борисов

Дизайн (обработка фотографий) Михаила Борисова

Материал опубликован на сайте "Агентства культурной информации" 28 сентября 2009 года и в журнале "Nota Bene", № 1 (12), 2010 год



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!