О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Церковь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Нижнем Новгороде


UPD: 4 июня 2020 года

Главы из книги Ольги Дёгтевой «Церковь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Нижнем Новгороде»*

Глава № 1. Краткий очерк истории создания в Нижнем Новгороде земской больницы

До конца XVIII столетия нижегородцы не имели в своем городе централизованной больницы, поскольку не было в этом большой необходимости, а также и по причине отсутствия врачей. В царствование Екатерины II издается целый ряд указов по медицинским вопросам и появляется во всех губерниях так называемый Приказ общественного призрения, который должен был заниматься лечением больных жителей городов и заведовать различными богоугодными заведениями (приютами, богадельнями).

Нижегородский Приказ общественного призрения был открыт в 1780 году. Однако в начале XIX столетия на всю обширную Нижегородскую губернию была всего одна-единственная больница. Находилась она тогда в Нижнем Новгороде, в доме, где впоследствии до революции размещалась земская богадельня с домовым храмом в честь св. блг. князя Александра Невского (сегодня это один из корпусов городской клинической больницы № 5). А прежде на этом месте находился упраздненный Иоанновский монастырь. Именно поэтому улица эта стала именоваться Больничной (ныне ул. Нестерова).

Решение губернских властей о создании в Нижнем Новгороде гражданской больницы было вызвано естественной необходимостью, которая все более и более ощущалась в связи с ростом численности населения, особенно после перевода в город в 1817 году знаменитой Макарьевской ярмарки.

Для размещения больничного комплекса Приказом общественного призрения в 1825 году была куплена у отставного полковника Соломона Михайловича Мартынова (1774 – 1839) городская усадьба и обширный участок земли, занимавший большую часть целого квартала (в границах современных улиц Нестерова, Минина, Семашко и Верхневолжской набережной). Именно поэтому городская больница и одна из улиц (Семашко) получили название Мартыновская.

Соломон Михайлович Мартынов принадлежал к высшей нижегородской аристократии первой трети XIX столетия. Выйдя в отставку, он вложил все имеющиеся в семье капиталы в коммерческое предприятие и довольно быстро сделал колоссальное состояние на винных откупах. Его богатый дом на набережной славился своим гостеприимством и хлебосольством, а также уникальным парком: с высокими террасами, лабиринтом, многочисленными аллеями, беседками и фонтаном. Впоследствии часть этого парка была сохранена руководством больницы и использовалась для прогулок больных. Здесь же был большой фруктовый сад с оранжереями и парниками, что также первоначально использовалось для нужд больницы.

Известен был Мартынов и своей благотворительностью. Родная сестра его, игуменья Дорофея (в миру Дарья Михайловна Мартынова-Новикова), была настоятельницей Нижегородского Крестовоздвиженского женского монастыря. Игуменья Дорофея управляла нижегородской обителью на протяжении многих лет, с 1802 по 1832 год, и именно при ней обитель преобразилась и стала украшением всего города. Одним из первых жертвователей при строительстве монастыря стал Соломон Михайлович. Наряду со строительством Крестовоздвиженского собора игуменья Дорофея вместе с сестрами приложила немало усилий, чтобы в обители за короткое время была построена монастырская больница с домовым храмом «для болящих и престарелых сестер, всегда имеющих утешение и отраду слышать службу церковную».

Будучи главой большого семейства и многодетным отцом, Мартынов породнился через браки дочерей с самыми знатными и влиятельными дворянскими семьями Российской империи: Гагариными, Шереметевыми и Ржевскими. Сегодня больше всего печально известен его сын Николай Мартынов, имевший несчастье застрелить на дуэли на Северном Кавказе своего приятеля, русского поэта поручика М. Ю.Лермонтова.

Первые шесть лет городская больница размещалась в деревянном доме, построенном еще полковником Мартыновым, и в двух рядом находившихся деревянных флигелях, построенных в 1830 году. Но 27 сентября 1831 года здесь случился пожар, который полностью уничтожил эту больницу. В связи с этим событием губернскому архитектору И.Е.Ефимову практически сразу же было поручено разработать проект нового каменного больничного здания, а на следующий 1832 год был составлен проект целого больничного комплекса.

В период с 1834 по 1838 год осуществлялось строительство главного корпуса больницы по проекту и под надзором архитектора Ефимова. Одновременно рядом с ним возводились еще два каменных корпуса, один из которых предполагался для так называемого «дома умалишенных», а другой — для женского отделения. Кроме больничных корпусов возводились и различные хозяйственные постройки для обслуживания и содержания всей больницы.

Проект больничной часовни (не сохранилась). Документ ЦАНО. Фото Ольги Дёгтевой.

Проект больничной часовни (не сохранилась). Документ ЦАНО. Фото Ольги Дёгтевой.

План больничной часовни. Документ ЦАНО. Фото Ольги Дёгтевой.

План больничной часовни. Документ ЦАНО. Фото Ольги Дёгтевой.

К середине XIX столетия сформировался целый развитой больничный комплекс, состоящий из нескольких отдельно стоящих деревянных и каменных зданий, объединенных обширным фруктовым садом и небольшим огородом. Это стало возможным благодаря тому, что изначальная территория больницы при строительстве новых корпусов была расширена с западной стороны за счет приобретения земли у частных владельцев. Поручение нижегородским властям о расширении больничной территории до размеров целого квартала между улицами Больничной и Мартыновской было дано самим Государем Императором Николаем I при его посещении Нижнего Новгорода в 1834 году. Также по его указанию была установлена кованая металлическая решетка на белокаменном цоколе, отделившая больничную территорию от набережной.

В 1855 году в Нижнем Новгороде официально действовало три больницы (Мартыновская, при Нижегородской духовной семинарии и военная при гарнизоне), а также организовывались две временные лечебницы на ярмарке: так называемая «купеческая» и для чернорабочих. Аптек частных в это время в городе было три (Эвениуса, Томаса и Руммеля), врачей всего было 20 человек, из них один акушер и две повивальных бабки.

Известный нижегородский историк Н.И.Храмцовский в 1859 году отмечал, что «строение как на Больничной, так и на Мартыновской улицах почти все деревянное, но чистое и довольно красивое. В настоящее время Мартыновская больница по обширности своей, порядку, чистоте и вообще по устройству всех частей своих есть одно из замечательнейших заведений в своем роде. В ней находится 250 кроватей для больных обоего пола».

План части Нижнего Новгорода 1864 года с участком больницы. Документ ЦАНО. Фото Ольги Дёгтевой.

План части Нижнего Новгорода 1864 года с участком больницы. Документ ЦАНО. Фото Ольги Дёгтевой.

Новый этап в жизни нижегородской больницы был связан с передачей всего этого комплекса в ведение вновь учрежденного в 1866 году Нижегородского губернского земства. Несмотря на то, что к этому времени больничные здания уже не все отвечали требованиям времени и нуждались в переделке, из-за нехватки средств у земства практически до конца XIX столетия больница не менялась. По описанию на 1881 год, здесь находились следующие постройки: главный корпус (с домовым храмом в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»), пекарня, аптечный флигель и часовня, баня, корпус умалишенных для мужчин, корпус умалишенных для женщин, цейхаус (склад), дом для управления больницы, кухня для женского отделения, главный корпус женского отделения, запасные бараки (на случай эпидемии в городе), богадельня, хозяйственные постройки при ней (сараи, погреба).

Главный вход на территорию губернской больницы. Фото М.П.Дмитриева.

Главный вход на территорию губернской больницы. Фото М.П.Дмитриева.

В 1890-е годы по инициативе доктора Петра Николаевича Михалкина (1861–1931) на личные пожертвования потомственной почетной нижегородки Г.Н.Рябининой, выделившей сто тысяч рублей, при земской больнице было построено каменное здание хирургического корпуса.

Врач П.Н.Михалкин

Врач П.Н.Михалкин.

Проект этого корпуса выполнил известный нижегородский архитектор Н.А.Фрелих. Торжественное его открытие состоялось 4 октября 1899 года. Это сооружение тогда поражало современников своим образцовым устройством, убранством, чистотой, обилием света и воздуха и различными удобствами.

Хирургический комплекс Мартыновской больницы. Фото М.П.Дмитриева.

Хирургический комплекс Мартыновской больницы. Фото М.П.Дмитриева.

До середины 1990-х годов здания так называемой Мартыновской больницы использовались по своему первоначальному назначению: в советское время в них размещались отделения областной клинической больницы им. Семашко, а затем детской областной клинической больницы. В годы Великой Отечественной войны в главном больничном корпусе (по адресу: улица Минина, дом 20/3) находился эвакогоспиталь № 2792 для воинов Советской армии.

Хирургический комплекс больницы (вид со двора). Фото М.П.Дмитриева.

В 1980-е годы на месте деревянных больничных бараков был обустроен сквер, где в 1987 году был установлен памятник выдающемуся русскому летчику Петру Николаевичу Нестерову (скульпторы И.М.Рукавишников и А.И.Рукавишников, архитектор Ю.Н.Воскресенский).

В настоящее время на бывшей больничной территории располагаются различные организации и учреждения. Значительная часть построек больницы не сохранилась, а оставшиеся несколько корпусов перестроены или реконструированы.

Глава № 2. Домовый больничный храм

В соответствии с законами Российской империи различные богоугодные заведения, такие как приюты, богадельни и больницы, должны были обязательно находиться под покровом и омофором Русской Православной Церкви. Именно поэтому в главном корпусе нижегородской губернской больницы долгие годы, начиная с 1844-го, на втором этаже находилась небольшая домовая церковь. Создавался этот храм, как и сама больница, на средства Нижегородского приказа общественного призрения. В церковных клировых ведомостях про домовую церковь указывалось, что «утварью и ризницей она снабжена достаточно». Иконостас в ней был небольшой одноярусный, а иконы больших размеров были украшены серебряными ризами. До наших дней сохранилась главная святыня этого храма — антиминс, который был священнодействован в 1844 году епископом Нижегородским и Арзамасским Иоанникием (Рудневым).

Епископ Нижегородский и Арзамасский Иоанникий (Руднев)

Епископ Нижегородский и Арзамасский Иоанникий (Руднев)

Губернская больница в Нижнем Новгороде и Скорбященский храм при ней на протяжении XIX столетия дважды удостаивались посещения особ Императорского Дома из династии Романовых. 22 августа 1858 года в домовом больничном храме молился Государь Император Александр II.

Св. антиминс домового больничного храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»

Св. антиминс домового больничного храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»

Государь Император Александр III трижды посещал Нижний Новгород — в 1866, 1869 и 1881 годах. Первое его знакомство с городом состоялось, когда он вместе с братом Владимиром путешествовал по городам Поволжья. Визит высочайших особ в Нижний Новгород продолжался пять дней. 17 августа 1866 года Скорбященский храм и больничный комплекс были осмотрены Великими князьями — наследниками Российского престола. В 1894 году в Нижнем Новгороде духовенство и прихожане отмечали своеобразный юбилей — 50 лет домовому, еще старому, Скорбященскому храму при губернской больнице. Праздничное богослужение по этому случаю состоялось за месяц до начала строительства новой церкви. Накануне этой знаменательной даты, 7 июля 1894 года, в храме была отслужена заупокойная литургия, которую церковный клир совершил в траурных черных облачениях. Затем при перезвоне колоколов была отслужена поминальная панихида, на которой поминали Российских императоров Николая I и Александра II, а также нижегородских святителей, возглавлявших Нижегородскую святительскую кафедру в течение последних 50 лет, всех умерших священнослужителей храма и сотрудников земской больницы.

8 июля 1894 года, в день, когда в далеком 1844 году состоялось первое освящение больничной церкви, по благословению Преосвященного Владимира (Никольского) прошло праздничное богослужение и благодарственный молебен. В церкви на молитву тогда собрались врачи больницы, нижегородцы, находившиеся здесь на лечении, простые горожане, церковный староста и другие. Во время богослужения возносились многолетия Государю Императору Николаю II и его семье, всем присутствующим, епископу Владимиру с богохранимой паствой, а также его предшественникам, которые в это время уже служили в других епархиях. На молебне с молитвой к Богородице произносились имена и священнослужителей, и церковных старост, служивших в этом храме, благотворителей и попечителей его, руководства Нижегородского земства и самой больницы.

«В этот момент раздался с колокольни звон «во вся». Начались поздравления, лобызания — точно в светлый праздник Христов. Трогательное зрелище! Все молящиеся, подходя к кресту, были окроплены святой водой и вынесли в себе наилучшее молитвенное настроение. Службы совершал местный причт. Прислуге больничной был приготовлен праздничный обед», — писал впоследствии об этом богослужении протоиерей Константин Коринфский, организатор и вдохновитель этого юбилейного торжества.

Глава № 3. Сбор пожертвований и возведение больничного храма

Разговоры о необходимости построения в Нижнем Новгороде при центральной земской больнице нового храма шли на протяжении многих лет, как среди членов земства, так и среди духовенства. При этом все были едины во мнении, что храм должен быть выделен в отдельное здание от больничных корпусов, со свободным входом для всех богомольцев. Однако намерения эти и планы долгое время оставались не реализованными. Главная причина заключалась в отсутствии необходимых финансовых ресурсов. Но ситуация кардинально изменилась, когда по Промыслу Божьему купеческая вдова Александра Якимовна Горбунова в память о своем муже предложила настоятелю Скорбященской церкви отцу Константину Коринфскому большой первоначальный взнос на новый храм — в размере 4000 рублей. Данные деньги были переданы пастырем в Губернскую земскую управу.

Спустя время, после доклада управы на очередном земском собрании в декабре 1893 года было принято постановление немедленно приступить к постройке новой больничной церкви, выделив для этого еще 2000 казенных рублей. Следующим шагом стало обращение земства к архитектору В.Н.Брюхатову с просьбой разработать проект двухэтажного храма, который впоследствии был утвержден и согласован в соответствии с требованиями того времени с епархиальными властями в лице правящего епископа Преосвященного Владимира (Никольского), а также в Строительном отделении Нижегородского губернского правления. Общая стоимость всех работ по возведении церкви оценивалась губернским земством более 19 000 рублей.

Прежде чем начать строительство церкви необходимо было освободить земельный участок, где планировалось строительство, так как на пересечении улиц Жуковской и Больничной тогда находились сразу две постройки — полицейская будка и городской водопроводный кран. Поэтому весной 1894 года земство с разрешения городских властей занималось вопросами их переноса вместе с водопроводными трубами. Все эти работы потребовали дополнительных затрат.

Непосредственное строительство нового храма началось на следующий год после сбора Нижегородским земством части необходимых добровольных пожертвований. Пожертвования принимали в Губернской земской управе, а также члены специально созданного 26 июля 1894 года Строительного комитета. Членами этой временной организации были губернский предводитель дворянства Н.И.Приклонский, протоиерей Константин Коринфский, архитектор В.Н.Брюхатов и главная жертвовательница А.Я.Горбунова, а также ктиторы М.И.Везломцев и Ф.М.Шмелев, старший врач больницы Д.А.Венский и ординаторы Н.П.Балкашин и П.Н.Михалкин.

Губернский предводитель дворянства Н.И.Приклонский

Губернский предводитель дворянства Н.И.Приклонский

11 мая 1894 года из Земской управы на имя епископа Владимира было подано прошение на благословение начать постройку церкви: «В последние годы стала замечаться настоятельная необходимость в устройстве новой церкви при губернской земской больнице. Существующая церковь находится в главном корпусе больницы, рядом с палатами, в которых помещаются душевнобольные. Между тем близкое соседство с церковью душевнобольных представляется неудобным: громкими криками, а иногда песнями и грубою бранью, во время самого богослужения, душевнобольные смущают молящихся, мешают им с благоговением и должным вниманием слушать Слово Божие. Кроме того, церковь помещается во втором этаже, куда некоторым больным подниматься тяжело, и через это они лишены духовного утешения. Новую церковь Губернская управа предполагает построить на пустопорожнем месте, прилегающем к больничным зданиям, на углу Больничной и Жуковской улиц. Необходимые строительные материалы — кирпич и лес — уже заготовлены и сложены на месте будущей стройки. Уведомляя о вышеизложенном и представляя составленные архитектором В.Н.Брюхатовым план и фасад церкви, Губернская управа имеет честь просить разрешения Вашего Преосвященства на устройство на указанном выше месте новой церкви во имя Божией Матери всех скорбящих с приделом, согласно ходатайству жертвовательницы Горбуновой, во имя Св. пророка Даниила».

Старший врач П.Н.Михалкин с медперсоналом мартыновской больницы

Старший врач П.Н.Михалкин с медперсоналом мартыновской больницы

23 мая 1894 года проект был рассмотрен и одобрен на очередном заседании технической комиссии Нижегородского губернского правления. К большому сожалению, до наших дней проектные чертежи, выполненные В.Н.Брюхатовым, не сохранились. В свою очередь Земская управа сделала фотокопию главного фасада церкви, которая дарилась всем крупным жертвователям, вносившим свою лепту в создание церкви. Так, 21 июня 1894 года А.Я.Горбуновой было направлено такое письмо: «Губернская управа имеет честь препроводить к Вам фотографический снимок с вида церкви, которую Губернская управа, благодаря Вашему пожертвованию, предполагает возвести». 20 августа 1894 года Губернская управа обратилась в Строительное отделение с таким прошением: «За болезнью архитектора В.Н.Брюхатова Губернская управа имеет честь просить Губернское Правление назначить кого-либо из архитекторов, для наблюдения за постройкой церкви, сооружаемой Губернской управой на углу Жуковской и Больничной улиц для лечащихся в губернской земской больнице; закладка этой церкви имеет быть 22-го августа». И уже 23 августа был назначен вести надзор за строительством храма тогда еще младший губернский архитектор А.К.Никитин.

Спустя пару дней, 25 августа, на страницах «Нижегородских губернских ведомостей» было напечатано сообщение о смерти архитектора Василия Ниловича Брюхатова, здесь же поместили небольшую заметку такого содержания: «На днях известными в городе благотворителями пожертвована крупная сумма денег — 1200 рублей — на постройку новой церкви при губернской земской больнице». При этом не были названы имена самих жертвователей, которые, очевидно, не пожелали публичной огласки данного благодеяния.

Осенью 1894 года были выполнены работы по закладке фундамента храма и заготовка строительных материалов. С весны же следующего года началось непосредственное возведение церкви. Несмотря на то обстоятельство, что в городе ощущался недостаток рабочих рук, так как в это время производилась постройка Всероссийской художественно-промышленной выставки, фактически за один строительный сезон здание церкви было построено.

В 1896 году на очередном заседании Губернской земской управы был заслушан отчет, посвященный строительству больничного храма. Главным источником финансирования, традиционно для храмового строительства, стали именно частные пожертвования. Потрачены были также средства земства. Так, 26 апреля 1896 года состоялось чрезвычайное земское собрание, на котором было принято решение выделить на достройку церкви 4895 рублей.

В официальном протоколе итогового заседания земства по данному вопросу было зафиксировано, что окончательная стоимость храма составила в 26372 рубля 41 копейку. В 1894 году было потрачено 13430 рублей, в 1895 году — 9393 рубля, а в 1896 году — 3693 рубля. Здесь же в очередной раз отмечалось, что «храм выстроен с соблюдением всех деталей плана, выработанного покойным архитектором В.Н.Брюхатовым, считавшимся в числе лучших мастеров своего дела, и представляет из себя одно из красивейших зданий в Нижнем».

Земская управа выразила благодарность архитектору А.К.Никитину, который осуществлял надзор за возведением церкви. Известны также имена основных подрядчиков, которые трудились на строительстве. Работу каменщиков возглавлял некий Бутин, столярные работы проводились под руководством мастера Белова, а кузнец Тарасутин изготовил шесть медных крестов на храм.

Глава № 4. Торжественная закладка здания храма

22 августа (по ст. стилю) 1894 года состоялась торжественная закладка больничной церкви и освящение места под ее строительство. Эта дата была выбрана не случайно, а в память о посещении Нижнего Новгорода, и нижегородской больницы в частности, еще в 1858 году Государем Императором Александром II. Ровно 36 лет назад, также 22 августа, самодержца Российского здесь в больнице со святым крестом и святой водою встречал больничный священник Герасим Дмитриевич Тихомиров. В связи с этим памятным событием перед закладкой храма уже сын священника Тихомирова — отец Владимир Тихомиров — совершил в старой больничной церкви заупокойную Божественную литургию по почившему Александру II. При этом богослужение он совершал в том же облачении, в котором его отец прежде встречал здесь Государя Императора.

Приглашенные на чин закладки храма официальные лица собрались к 12 часам дня в новом здании Губернской земской управы, находившемся буквально напротив будущей церкви (в доме на углу улиц Большой Печерской и Больничной). После богослужения в помещении старой больничной церкви из главного корпуса больницы при пении тропарей в честь Богородицы по улице Жуковской (ныне улица Минина) вышел крестный ход во главе с Преосвященным Алексием (Опоцким), епископом Балахнинским.

Епископ Балахнинскиий Алексий (Опоцкий)

Епископ Балахнинскиий Алексий (Опоцкий)

У котлована на месте закладки будущей церкви, на углу Жуковской и Больничной улиц, рядом с больничными бараками, этот крестный ход встречал уже Преосвященный Владимир (Никольский), епископ Нижегородский и Арзамасский, вместе с настоятелем кафедрального Спасо-Преображенского собора протоиереем Петром Владимирским. «Здесь в нише будущего алтаря на крытом помосте, устланном коврами, установлены были святые иконы и хоругви, а на столе, покрытом золотой парчой, убранном живыми цветами и гирляндами из цветов, положены святое Евангелие и Крест и поставлены ярко блестящая большая и малая водосвятные чаши, убранные тоже цветами, а также сосуд с елеем», — так описывалось это духовное торжество на страницах «Нижегородских епархиальных ведомостей».

Во время молебна и чина закладки присутствовали настоятель больничной церкви протоиерей Константин Коринфский, сыновья бывшего настоятеля этого храма отца Герасима Тихомирова — иерей Павел и Владимир Тихомировы, а также протоиерей Александр Крылов, наставник Нижегородского кадетского корпуса. Песнопения исполнял Архиерейский хор.

Кроме этого, здесь также молились начальник губернии генерал-лейтенант Н.М.Баранов, вице-губернатор А.И.Чайковский, губернский предводитель дворянства действительный статский советник Н.И.Приклонский, председатель Земской управы В.В.Хвощинский вместе со своими сотрудниками, медицинский персонал больницы (врачи) и все ее служащие, нижегородские именитые купцы-благотворители. На празднике было много ни жегородцев, которые молились рядом, как во дворе больницы, так и на улицах Жуковской и Больничной.

Нижегородский губернатор Н.М.Баранов

Нижегородский губернатор Н.М.Баранов

На молебне был освящен и окроплен святой водой специальный закладной крест, установленный напротив будущего алтаря храма. Архиерейский протодьякон громко прочитал надпись, выгравированную на медной закладной доске: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа, основася сия церковь губернской земской больницы в честь и память иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» и святого пророка Даниила, при державе Благочестивейшего, Самодержавнейшего Великого Государя нашего Императора Александра Александровича, при святительстве же Преосвященнейшего Владимира, епископа Нижегородского и Арзамасского, и Алексия, епископа Балахнинского, при священнике К.Коринфском, ктиторе М.И.Везломцеве и по планам архитектора В.Н.Брюхатова, в лето от сотворения мира 7402, от Рождества же по плоти Бога Слова 1894, месяца августа 22 дня».

Потом эта доска, окропленная святой водой, была заложена Преосвященными епископами Владимиром и Алексеем с возлиянием на нее освященного елея, в основание будущего храмового престола. Преосвященный Владимир первым положил камень на закладную доску, прочитав специальную молитву «над уготованным камнем» и окропив его святой водой. Затем закладные камни положили другие высокопоставленные гости. По традиции того времени, в завершение торжества все присутствующие пропели многолетие Государю Императору и всему Царствующему Дому Романовых. Затем провозгласили многолетие Нижегородскому губернскому земству, чем фактически и закончилось это духовное торжество.

Одновременно с этим ктиторами (церковными старостами) двух земских храмов (больничного и при богадельне) купцами М.И.Везломцевым и Ф.А.Шмелевым, а также врачом больницы хирургом Н.П.Балкашиным был произведен сбор пожертвований среди молящихся на постройку нового больничного храма. Всего в этот день было собрано 307 рублей.

В этот же день состоялось освящение нового здания Губернской земской управы. После чина закладки духовенство с крестным ходом по ковровым дорожкам проследовало в этот дом, где совершился краткий молебен. Присутствующие на закладке почетные гости были приглашены на трапезу в новом помещении Губернской управы. Такими благочестивыми были традиции наших предков, когда вся жизнь их была пронизана православными обрядами, молитвами и добрыми делами.

Глава № 5. Гражданский инженер Брюхатов Василий Нилович (1852 — 1894)

Об авторе проекта, по которому был возведен нижегородский храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», известно немногое. Родился Брюхатов Василий Нилович в дворянской семье в 1852 году, очевидно, в Москве. Первоначальное образование он получил в 1-й Московской военной гимназии. После окончания гимназического курса поступил в Константиновское военное училище. Это учебное заведение Российской армии располагалось тогда в Санкт-Петербурге, и готовили в нем офицеров артиллерии. Однако, проучившись здесь только один год, в 1871 году Брюхатов перешел на учебу в Строительное училище.

К середине XIX столетия в связи с ростом городов и промышленности в России возникает потребность в увеличении числа архитекторов и инженеров-строителей. Именно поэтому помимо уже существующей Санкт-Петербургской Академии художеств, выпускающей архитекторов, возникло новое учебное заведение — Строительное училище. Позднее, в 1882 году, это учебное заведение было переименовано в Институт гражданских инженеров имени Государя-Императора Николая I.

В 1876 году Брюхатов окончил курс обучения в Строительном училище со званием помощника архитектора, с правом иметь чин (ранг) чиновника X класса, или, иначе, звание коллежского секретаря. Начиная с 1879 года, он состоял на службе в Симбирской губернии, где, выдержав экзамен уже вторично, был удостоен звания гражданского инженера.

С 1889 года он последовательно имел разные должности, в частности – младшего архитектора в Симбирском строительном отделении. Работая в Симбирской губернии, занимался проектированием как новых церквей, так и перестройкой уже существующих. Возводил здания в уездных городах Ардатове, Буинске. В 1881 – 1882 годах он участвовал в экспедиции и инженерных изысканиях по реке Свияге.

В 1885 году Василий Нилович становится губернским архитектором, а спустя пять лет — губернским инженером в Нижнем Новгороде. Кроме этого он официально исполнял обязанности архитектора при Нижегородской земской управе. Именно поэтому, когда встал вопрос о создании проекта нового храма при губернской земской больнице, обратились к нему.

Обязательная техническая деятельность Василия Ниловича как инженера заключалась в контроле по постройке любых казенных зданий всей губернии, а также техническо-полицейском надзоре за постройками.

В Нижегородской губернии в разных уездах в период с 1885 по 1892 год по его проектам было построено восемь храмов, как каменных, так и деревянных. Кроме этого, возводились здания и в самом Нижнем Новгороде.

Земная и творческая жизнь Василия Ниловича Брюхатова как зодчего закончилась неожиданно и преждевременно. Летом 1894 года он тяжело заболел пневмонией, которая осложнилась еще и тифом. Спустя две недели, после того как ему был поставлен диагноз, 24 августа этого же года он скончался. Буквально за два дня до его кончины в Нижнем Новгороде состоялась торжественная закладка Скорбященской церкви.

Известие о его смерти было опубликовано во всех нижегородских газетах. При этом отмечалось, что при жизни он был идеально честной личностью, пользовался глубоким уважением и симпатиями всех, кто его знал лично. Похороны В.Н.Брюхатова состоялись уже на следующий день, 25 августа 1894 года. Отпевали его в нижегородской Варварской церкви. Перед кончиной Василий Нилович исповедался и приобщился Христовых Тайн из рук протоиерея Павла Добронравова.

В последний путь вместе с многочисленными простыми нижегородцами коллежского советника В.Н.Брюхатова провожали губернатор Н.М.Баранов, исполняющий должность вице-губернатора В.И.Парфенов, а также сослуживцы. Похоронили этого талантливого инженера и архитектора на городском Петропавловском кладбище. В советское время, к сожалению, когда это кладбище было ликвидировано, его могила, как и многих других выдающихся нижегородцев, была утрачена.

Несмотря на то, что Василий Нилович Брюхатов прослужил в должности гражданского инженера и архитектора всего девять лет, он оставил заметный след в облике нашего города. На момент смерти архитектора в Нижнем Новгороде по его проекту кроме больничного храма строилось здание Окружного суда на Большой Покровской улице.

Здание Окружного суда на ул. Б.Покровской в г. Нижнем Новгороде, фото М.П.Дмитриева

Здание Окружного суда на ул. Б.Покровской в г. Нижнем Новгороде, фото М.П.Дмитриева

После смерти Брюхатова надзор за постройкой этого здания был официально поручен нижегородскому архитектору Николаю Адамовичу Фрелиху, а за постройкой Скорбященской церкви — архитектору Александру Николаевичу Никитину.

Глава № 6. Освящение скорбященского храма в 1896 году

Как сообщали дореволюционные нижегородские газеты, давно ожидаемое торжество освящения больничной церкви по согласованию представителей Губернского земства с Преосвященным Владимиром, епископом Нижегородским и Арзамасским, было назначено на воскресный день, 4 августа 1896 года. В этот день Святая Церковь чтит один из списков Казанской иконы Божией Матери. Таким образом, решили приурочить это торжество к одному из дней почитания Богородицы, так как по старой традиции храмы при различных богоугодных заведениях, таких как лечебницы, приюты, тюрьмы, освящались в России в честь чудотворного образа «Всех скорбящих Радость».

Здание губернского земства

Здание губернского земства

Накануне праздника в новом больничном храме состоялось всенощное бдение, которое возглавил благочинный домовых храмов Нижнего Новгорода, настоятель Михаило-Архангельского собора в Кремле протоиерей Алексий Порфирьев (впоследствии, в 1918 году, ставший священномучеником и исповедником земли Нижегородской).

Вечернее богослужение совершалось в новом храме вне алтаря, перед солеёй, где на специальном столе были приготовлены все необходимые атрибуты для освящения церкви. Кроме протоиерея Порфирьева в этот день вместе с ним соборно служили настоятель храма протоиерей Константин Коринфский, священники Михаил Парийский и Александр Лебедев, а также два дьякона (их имена в газетной статье не указаны). «При стройном, прекрасном пении архиерейского хора во множестве собравшиеся богомольцы усердно молились здесь иконе «Радость всех скорбящих», особенно во время внятного и истового чтения священнослужителями акафиста». Вечернее богослужение закончилось только в десять часов вечера. При этом новый храм был украшен снаружи электрическими разноцветными фонарями и светящимися «лампадками-стаканчиками».

4 августа 1896 года в восемь часов утра в новом храме собрались нижегородские священнослужители протоиерей Александр Крылов, настоятель церкви при Нижегородском Аракчеевском корпусе, ключарь Спасо-Преображенского кафедрального собора протоиерей Павел Серебровский, протоиерей Алексий Порфирьев и священник Константин Коринфский. Затем, в начале девятого часа, из церкви вышел крестный ход по направлению в старый храм, в главный больничный корпус, за святыми мощами, и, возвратившись, священнослужители обошли с этой святыней уже здание новой церкви.

В это же время новый храм наполнялся богомольцами и официальными лицами. К девяти часам сюда пришли председатель Губернской земской управы В. В. Хвощинский, городской голова барон Д.Н.Дельвиг, инспектор врачебного отделения И.С.Ершов, старший врач статский советник Д.А.Венский с полным штатом персонала больницы, члены Земской управы, земские гласные, начальник Нижегородского жандармского округа В.Я.Шеманин, многочисленные представители дворянства и купечества.

После прибытия в храм Преосвященного владыки Владимира началось чтение часов, а затем состоялось его торжественное освящение, совершенное соборно владыкой и духовенством. После этого служили молебен Божией Матери, святителю и чудотворцу Николаю, святой мученице царице Александре, в честь которых и был освящен новый нижегородский храм. В завершение прозвучало традиционное, в исполнении протодьякона, многолетие Государю Императору, Государыне Императрице, наследнику и всему царствующему Дому Романовых. А также звучало церковное многолетие в адрес Святейшего Синода, Преосвященного Владимира с богохранимой паствой, Губернскому земству, строителям храма и жертвователям. Затем в новом храме отслужили Божественную литургию.

Торжество закончилось около часа дня, после чего Преосвященный владыка преподал свое святительское благословение всем молящимся — отдельно каждому присутствующему в храме. По приглашению земства праздничный обед, как и при закладке больничного храма, состоялся в самом губернском земстве, рядом с храмом. В этот же день в качестве нового ктитора церкви был утвержден купец В.А.Заплатин.

Настоятель Скорбященской церкви протоиерей Константин Коринфский, когда описывал это духовное торжество на страницах «Епархиальных ведомостей», закончил свою статью такими словами: «Великое, от всей души, спасибо скажем всему Строительному комитету по постройке церкви, изыскавшему средства на сие святое дело, и всем знаемым и неведомым нам жертвователям. Видно, что везде не без добрых людей, при помощи их и растут на Руси храмы Божии».

Церковь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Нижнем Новгороде, фото М.П.Дмитриева, 1896 год

Церковь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Нижнем Новгороде, фото М.П.Дмитриева, 1896 год

Глава № 7. Освящение престола в усыпальнице храма

После торжественного освящения в августе 1896 года главного престола больничной церкви в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в ноябре того же года был освящен придел в первом (цокольном) этаже этого храма. Нижний храм до революции духовенство называло храмом-усыпальницей, так как именно здесь впоследствии и происходило отпевание всех умерших в городской больнице.

В конце октября 1896 года Губернская земская управа сообщила Преосвященному владыке Владимиру, что нижний храм больничной церкви готов к освящению. При этом в прошении было сказано, что престол здесь хотят освятить в честь святого пророка Даниила и что это событие запланировано на воскресный день, 3 ноября (по ст. стилю). Нижегородский святитель своей архипастырской резолюцией благословил совершить освящение дополнительного храмового престола настоятелю церкви — протоиерею Константину Коринфскому.

2 ноября 1896 года настоятель церкви отец Константин в сослужении еще двух нижегородских пастырей А.Д.Лебедева из Алексеевской церкви и Иоанна Коринфского, своего сына (тогда служившего в Троицкой церкви на Сенной площади), а также при двух дьяконах и большого хора совершил Всенощное бдение. На следующий день, 3 ноября, отец Константин с теми же священнослужителями совершил в нижнем храме-усыпальнице молебен и освящение воды, а затем торжественно освятил храм и во время Божественной литургии принес первую бескровную жертву Спасителю.

По окончании службы новый председатель Нижегородской Губернской земской управы А.П.Михайлов преподнес главной жертвовательнице больничной церкви — вдове Александре Яковлевне Горбуновой — заздравную, специально освященную для нее просфору и поздравил ее также с исполнением желания (храм этот был освящен в честь пророка Даниила, чье имя носил ее покойный муж). В своем слове руководитель земства еще раз напомнил всем присутствующим, что без пожертвования именно Александры Яковлевны не появился бы у нижегородцев «такой прекрасный храм, не только всецело удовлетворяющий духовным потребностям лечебного заведения, но по своей архитектуре и изяществу составивший украшение местности города».

Праздничная трапеза по случаю освящения нового престола в этот день проходила в доме церковного старосты В.А.Заплатина (на улице Дворянской, ныне ул. Алексеевская), куда были приглашены как представители земства, врачи, так и все священнослужители.

При отделке храмовой усыпальницы с приделом был использован резной иконостас из старого больничного храма, а иконы для него были написаны вновь. Украшали новые образа также и крыльцо-паперть больничной церкви.

Глава № 8. Пастыри духовные

Во второй половине XIX — начале XX столетия в больничной церкви в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» фактически служили представители одной священнической династии, выходцы из одной семьи. В 1844 году причт больничного храма был определен из двух человек: священника и псаломщика (на этой должности всегда служили дьяконы). Решение о необходимости иметь в больничном храме дьякона было принято Нижегородским военным губернатором князем Михаилом Александровичем Урусовым для торжественности во время совершения богослужений.

До 1918 года священнослужители этого храма получали от Святейшего Синода годовое жалованье в размере: священнику — 600 рублей, дьякону — 370 рублей. Настоятели храма проживали в служебной квартире прямо на территории больницы, а дьяконы нанимали жилье в городе.

Протоиерей Герасим Данилович Тихомиров (1822 — 1859) и дьякон Василий Данилович Покровский

Самым первым настоятелем домовой Скорбященской церкви при земской больнице стал протоиерей Герасим Данилович Тихомиров. Родился он в 1822 году в семье священника, в селе Веригино Арзамасского уезда. После окончания курса обучения в Нижегородской духовной семинарии 20 августа 1844 года Преосвященным Иоанном (Доброзраковым), епископом Нижегородским и Арзамасским, Герасим Тихомиров был рукоположен в сан священника и определен в больничный храм. Прослужил отец Герасим в Скорбященском храме в течение 15 лет. Наряду с пастырским служением отец Герасим исполнял также обязанности члена специальной комиссии при расследовании о скоропостижно умерших в Нижнем Новгороде лицах, тела которых доставлялись в больницу. При окормлении больных отец Герасим занимался также миссионерской деятельностью. Зачастую ему удавалось обратить в православие представителей из других религиозных конфессий: либо католиков и мусульман, либо раскольников. Всего ему удалось окрестить в православной вере более 20 иноверцев.

Этот пастырь был также преподавателем Закона Божьего в казенном училище для детей канцелярских служащих, за что имел неоднократно благодарности от епархиального начальства. В 1848 году отец Герасим был удостоен своей первой награды — набедренника. Спустя два года, в 1850 году, «за неутомимо ревностное исполнение обязанности законоучителя и превосходный метод образования, оправданный успехами учеников», отец Герасим по предписанию министра внутренних дел графа Л.А.Перовского был награжден денежной премией в размере 168 рублей серебром. Умер иерей Герасим в 1859 году. Его вдова Елизавета Васильевна Тихомирова проживала в семье своего зятя и исполняла при храме обязанности просфорни.

Вместе с протоиереем Герасимом Тихомировым в больничном храме в качестве дьякона служил его родной брат — Василий Данилович Покровский. В XIX столетии была распространена практика, когда выпускникам духовных учебных заведений присваивались новые фамилии, поэтому зачастую родные братья по церковным документам имели разные фамилии.

Про первого дьякона Скорбященского храма известно немногое. После исключения из низшего отделения Нижегородского уездного духовного училища осенью 1832 года Василий Покровский епископом Нижегородским и Арзамасским Амвросием (Моревым) был определен на должность пономаря в село Выползово Нижегородского уезда. В январе 1833 года его перевели пономарем в его родное село Веригино. Спустя восемь лет он был возведен в сан дьякона, но с оставлением на должности пономаря. 24 марта 1848 года дьякон Василий Покровский был назначен на вакантную должность псаломщика в Нижний Новгород. Здесь он первоначально служил в Александровской домовой церкви при богадельне Приказа общественного призрения, а затем 16 августа этого же года стал служить в Скорбященском храме.

Дьякон Василий Покровский рано овдовел и вместе с родным братом занимался воспитанием дочери Анны и сына Павла. Служение его в Скорбященской церкви продолжалось до 1866 года. Дальнейшая судьба неизвестна.

Иерей Иоанн Семенович Софийский (1818 – ?)

Вторым настоятелем больничного храма 3 апреля 1859 года становится иерей Иоанн Семенович Софийский. Родился он в семье дьякона. После окончания Нижегородской духовной семинарии 16 декабря 1838 года был рукоположен в сан священника и назначен в Покровский храм в село Шутилово Лукояновского уезда. Спустя десять лет после пастырского служения ко дню Святой Пасхи молодой пастырь «за отличное поведение и ревностное проповедование Слова Божия» был награжден первой наградой — набедренником.

Кроме обязанностей настоятеля Шутиловского храма отец Иоанн также заведовал пенсионной кассой для нужд вдов и сирот духовенства. За свою «отличную, усердную и полезную службу» в 1857 году он был награжден бархатной фиолетовой скуфьей. Спустя два года этот пастырь наряду с другими священнослужителями был награжден бронзовым крестом на Владимирской ленте в память о русско-турецкой войне 1853 – 1856 годов.

В период с 1850 по 1859 годы отец Иоанн исполнял обязанности благочинного по 2 му округу Лукояновского уезда, а затем был переведен епископом Антонием (Павлинским) в Нижний Новгород. Служение его в Скорбященском храме было недолгим — всего шесть лет.

Протоиереи Константин Петрович Коринфский (1841 – 1904), Михаил Павлович Коринфский (1864 – 1921) и Павел Константинович Коринфский (1881 – ?)

Протоиереям Коринфским на сайте посвящена отдельная публикация «Династия священнослужителей Скорбященской больничной церкви Коринфских».

Дьякон Иоанн Петрович Зерчанинов (1846 – 1917)

По промыслу Божьему, вторым дьяконом больничной церкви стал Иоанн Петрович Зерчанинов, будущий архимандрит Иеремия, настоятель нижегородских монастырей. Родился он 18 октября 1846 года в семье простого сельского пономаря. Учился он сначала в духовном училище при Печерском монастыре, а затем в Нижегородской семинарии. Когда же при больничном храме открылась дьяконская вакансия, то епископ Нижегородский и Арзамасский Нектарий (Надеждин), учитывая бедственное материальное положение студента Иоанна Зерчанинова, определил его на это место. Вступив в брак, 31 октября 1865 года он был рукоположен в сан дьякона. На следующий год молодой дьякон вновь поступил в семинарию в качестве приватного студента и в 1868 году успешно ее закончил.

15 октября 1872 года епископом Нектарием дьякон Зерчанинов был рукоположен в сан священника и назначен клириком в Арзамасский Николаевский женский монастырь, в котором он прослужил тридцать лет, пользуясь заслуженным уважением своих духовных дочерей. В 1882 году отец Иоанн овдовел, а спустя восемь лет принял решение принять иноческий чин.

14 января 1902 года епископом Балахнинским Нестором (Фоминым) заштатный клирик протоиерей Иоанн Зерчанинов был пострижен в монашество с наречением имени Иеремия, став наместником Печерского монастыря. Спустя пять месяцев иеромонах Иеремия был переведен на должность настоятеля Свято-Троицкого Островоезерского монастыря. 1 июня 1903 года состоялось его возведение в сан игумена, а 28 мая 1906 года — в сан архимандрита.

Весной 1907 года по причине болезни отец Иеремия отказался от должности настоятеля и перешел на жительство в Арзамасскую Высокогорскую пустынь, а затем в Благовещенский монастырь, желая при этом поступить вольнослушателем в духовную академию. Однако из-за проблем со зрением по настоянию врачей отец Иеремия вынужден был оставить академическое обучение.

В 1909 году он поселился с благословения Казанского епископа в Раифской пустыни, где построил себе келью и собирался окончить свой земной путь. Но спустя всего год престарелый архимандрит Иеремия получил приглашение от нижегородского святителя Назария (Кириллова) стать во главе Городецкого Феодоровского монастыря на правах настоятеля. 21 мая 1910 года он был официально утвержден Святейшим Синодом на эту должность, а через два года вновь перемещен настоятелем в Островоезерский монастырь.

Свой 50-летний юбилей служения в духовном сане в 1915 году архимандрит Иеремия отмечал в стенах Абабковского Георгиевского монастыря, вместе с игуменьей Рахилью и сестрами в обители, где был храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» — покровительницы его первого храма, где он служил еще дьяконом. На следующий год архимандрит Иеремия был выбран насельниками Нижегородского Благовещенского монастыря в качестве настоятеля их обители. Однако служение его на новом месте было недолгим. 27 января 1917 года он скончался и был погребен возле алтаря Благовещенского собора.

Дьякон Алексей Михайлович Клопский (1843 – 1915)

В XIX столетии третьим дьяконом больничной церкви был назначен Алексей Михайлович Клопский. Он был родом из села Ичалки Лукояновского уезда (родился в 1843 году). Его отец служил в сельском храме также в сане дьякона. Окончив среднее отделение в 1866 году, Алексей Клопский уволился из Нижегородской духовной семинарии, подав личное прошение. После оставления семинарии он постоянно занимался обучением детей Закону Божьему, за что имел благодарности от епархиального начальства.

Епископом Нижегородским и Арзамасским Филаретом (Малышевским) в 1870 году Алексей был определен псаломщиком к нижегородской Трехсвятительской церкви. 30 сентября (по ст. стилю) 1872 года состоялось его назначение дьяконом больничной церкви. Рукоположение и возведение в дьяконский сан 14 ноября этого же года совершил владыка Поликарп (Гонорский), викарный епископ Балахнинский.

Основной обязанностью дьякона Алексея являлось отпевание усопших, которые умирали в стенах городской больницы. При этом при проводах покойников на кладбище ему официально разрешалось носить на голове черную скуфью.

В 1896 году он получил в качестве награды серебряную медаль в память о царствовании Государя Императора Александра III.

Служение отца Алексея в Скорбященском храме продолжалось до 1909 года, когда по причине старости он был выведен в за штат. За свое многолетнее и беспорочное служение у престола Божьего дьякон Алексей получал сразу две пенсии — одну от Святейшего Синода, другую — от нижегородского земства. Последний раз его имя упоминается в церковных документах за 1914 год. Вместе со своей супругой матушкой Марией в собственном доме на улице Провиантской дьякон Алексей вырастил и воспитал семерых детей. Из них только младший сын Вениамин продолжил служение в Церкви.

Дьякон Христофор Алексеевич Розин (1875 – 1937)

В дореволюционный период последним дьяконом Скорбященского храма служил Христофор Алексеевич Розин. Родился он 16 августа 1875 года в селе Тольский Майдан Лукояновском уезде, где его отец был настоятелем местного храма. На четвертом курсе обучения в Лысковском духовном училище Христофор Розин оставил это учебное заведение и стал служить псаломщиком в Введенском храме города Арзамаса. В 1886 году он был призван на воинскую службу.

После возвращения из армии осенью 1900 года его назна-чили псаломщиком в борский Знаменский храм, где Христо-фор Алексеевич, обладающий сильным и красивым голосом, являлся еще и учителем пения в церковно-приходской школе. Весной 1902 года его пригласили в Нижний Новгород, где он сначала служил в приходе Воскресенской церкви, а затем в Рождественском храме.

6 декабря 1906 года состоялось рукоположение Христофора Розина в сан дьякона. Спустя три года он стал служить в больничном храме. Долгие годы в семье дьякона не было детей, и только в 1918 году у них с матушкой Екатериной на свет появился долгожданный сын.

В годы Гражданской войны, когда произошла первая попытка закрытия больничного храма, 20 июня 1920 года Христофор Алексеевич был вынужден подать прошение на имя архиепископа Евдокима о своем переводе из Нижнего Новгорода: «В приходе села Покровского Макарьевского уезда состоит праздное место дьякона, на каковое и прошу Ваше Преосвященство, не найдется ли возможным определить меня».

В дальнейшем отец Христофор принял сан священника и служил на разных сельских приходах. Последним местом его пастырского служения стал Казанский храм в селе Смирново Шатковского района. 18 ноября 1937 года престарелый отец Христофор был арестован сотрудниками НКВД по обвинению в антисоветской деятельности. Во время допросов он не признал своей вины, а только подтвердил свою связь с другими священнослужителями. 2 декабря 1937 года священник Христофор Розин был приговорен тройкой НКВД по Горьковской области к расстрелу. 14 декабря он был расстрелян и погребен в общей безвестной могиле.

Глава № 9. Приходская жизнь в начале XX столетия

До революции, начиная с 1896 года, богослужения в больничном Скорбященском храме осуществлялись в воскресные и праздничные дни. Официально в этом приходе числились жители окрестных домов и все служащие больницы. Среди прихожан были представители самых разных сословий: военные, статские, духовенство, крестьяне, купцы, мещане.

Когда в 1901 году на кафедру епископа Нижегородского и Арзамасского вступил владыка Назарий (Кириллов), весной того же года он ознакомился с храмами Нижнего Новгорода.

Епископ Нижегородский и Арзамасский Назарий (Кириллов)

Епископ Нижегородский и Арзамасский Назарий (Кириллов)

3 апреля в 12-м часу дня Преосвященный Назарий посетил губернскую земскую Мартыновскую больницу. Во время этого визита, осматривая больничный храм, владыка обратил свое внимание на небольшие «изящной работы» иконы на Царских вратах, которые были пожертвованы в церковь предводителем нижегородского дворянства Николаем Ивановичем Приклонским (1891 – 1896).

Прежде украшением Скорбященского храма также был большой образ в серебряном вызолоченном окладе св. великомученика и целителя Пантелеимона, подаренный купеческой женой Варварой Михайловной Бурмистровой. Столь щедрое пожертвование ее в больничную церковь было не случайным. Варвара Бурмистрова, дочь именитого нижегородского купца Михаила Григорьевича Рукавишникова — основного производителя стали на Волге, «железного старика», как его называли, проживала рядом с церковью, в своей прекрасной усадьбе (ныне это дом № 26 по ул. Минина, где располагается Литературный музей им. М.Горького). Став женой купца 1 й гильдии Дмитрия Михайловича Бурмистрова, занимавшегося не только коммерческой, но и общественной деятельностью, Варвара Михайловна во всем помогала мужу, который был гласным Городской думы, членом различных попечительских и благотворительных организаций. Будучи бездетными, супруги Бурмистровы делали много пожертвований на благоукрашение нижегородских храмов и монастырей.

Также визит архипастыря состоялся в Скорбященский больничный храм 21 марта 1911 года, когда его осматривал епископ Нижегородский и Арзамасский Иоаким (Левицкий).

Архиепископ Иоаким (Левицкий)

Когда новый нижегородский святитель вошел в храм, он, обращаясь к духовенству церкви, произнес такие слова: «Подъезжая к вашему храму, я умилился его прекрасным наружным видом, а когда вошел внутрь церкви, то нашел здесь такое благолепие, какого я не ожидал; изъявляю мою благодарность господину ктитору храма» [то есть купцу В.А.Заплатину. — Прим. авт.]. После знакомства с церковью Преосвященный Иоаким посетил больных в хирургическом корпусе, выстроенном на средства Г.Н.Рябининой. Нижегородский святитель сам лично обошел все палаты, со всеми больными побеседовал и преподал им свое благословение.

Нижегородский купец 2-й гильдии Василий Александрович Заплатин исполнял обязанности церковного старосты Скорбященской церкви на протяжении многих лет. Он был назначен на эту должность указом Нижегородской духовной консистории от 13 июня 1896 года. Спустя два года после назначения, 20 декабря 1898 года, он получил благодарность от Нижегородского земского собрания «за большие затраты по благоукрашению больничного храма». В качестве его помощника в церковных клировых ведомостях назван нижегородский купеческий сын — Николай Михайлович Князев. В период ктиторства В.А.Заплатина в больничный храм было сделано много пожертвований представителями различных сословий из числа нижегородцев.

Осенью 1912 года на страницах нижегородских газет была опубликована небольшая заметка, в которой сообщалось о ремонте Скорбященской церкви: «Больничный земский храм в Н.Новгороде служит единственным утешением для больных, и оный нынешним летом прекрасно реставрирован, как снаружи, так и внутри, во всем, что было нужно. Больные, посещающие церковь, и соседние все богомольцы за сделанное благоукрашение приносят сердечную благодарность ктитору А.И.Архангельскому и настоятелю Н.П.Коринфскому. Богомолец генерал-майор П.Д.Вознесенский».

Начиная с осени 1913 года, обязанности церковного старосты в Скорбященской церкви исполнял отставной генерал-майор Михаил Петрович Данилов. С началом I мировой войны в стенах земской Мартыновской больницы размещались палаты для военного госпиталя, где проходили лечение увечные и раненые воины. Многих умерших защитников Отечества отпевали в Скорбященской церкви.

Глава № 10. Судьба больничного храма в советское время

После 1918 года Скорбященский храм, как и другие церкви Нижнего Новгорода, был взят на учет представителями новой власти. В первую очередь большевики закрывали и ликвидировали в городе именно домовые церкви при различных благотворительных учреждениях, помещения которых приспосабливались под новые организации.

В марте 1920 года Нижегородский губернский исполком направил через архиепископа Евдокима (Мещерского) по всем церквям официальный запрос о том, в каком состоянии находятся приходские общины и как используются культовые здания. В это время настоятелем церкви был священник Михаил Коринфский, который представил благочинному протоиерею Александру Похвалинскому (будущему епископу Богородскому) следующие факты: «Граждан, заключивших договор пользования храмом, 85 человек, и, кроме того, все больные, находящиеся на излечении в больнице. В праздничные дни храм бывает полон молящихся, необходимости использовать часть храма в общеполезных целях нет никакой; отношение населения к возможности утилизации храма — отрицательное».

Очевидно, что именно небольшое количество официально зарегистрированных прихожан и послужило поводом для нижегородской богоборческой власти принять решение о закрытии Скорбященской церкви. Нижегородцы и сотрудники больницы предпринимали много усилий для того, чтобы сохранить больничную церковь от разорения и осквернения, о чем свидетельствуют архивные документы. 8 июля 1920 года состоялось заседание так называемой Больничной конференции, на которой «после всесторонних и горячих прений принимается поименным голосованием» следующая резолюция: «Конференция врачей Губсовбольницы, всесторонне обсудив факт закрытия церкви при больнице, пришла к заключению подавляющим большинством голосов (12 против 2 (Куняев и Трактеман), при одном воздержавшемся) о безусловной необходимости сохранения церкви при больнице в целях удовлетворения религиозно-нравственных потребностей больных и служащих, преобладающее число коих исповедует православную Веру, а также ввиду благотворного психотерапевтического влияния церкви на больных, а потому конференция врачей постановила ходатайствовать о восстановлении церкви при Губбольнице в ее прежнем виде».

В то же время старший врач больницы хирург Аркадий Николаевич Куняев, имея свое особое мнение по данному вопросу, высказывался на конференции против сохранения больничного храма. Он, в частности, писал: «Совершенно рядом с Губбольницей находятся две приходские церкви — Георгиевская и Троицкая, где служащие и больные могут удовлетворять свои религиозные потребности. В целом ряде больниц и госпиталей не имеются домовые церкви — и это нисколько не препятствует гражданам исполнять свои религиозные потребности. Больница страшно стеснена в помещениях, и ей необходимо для служащих здание, занятое священником, необходим подвал церковный для склада технических принадлежностей; найти другие помещения не представляется возможным, тогда как помещения для религиозных нужд имеются в соседних существующих храмах... Обрядовая сторона церкви никоим образом не может быть поставлена в число терапевтических воздействий на больного. При правильной научной постановке лечебного дела врачи должны применять только основанные на экспериментах и наблюдении научные методы лечения, не считаясь с желанием больных лечиться обывательскими домашними способами — нашептыванием, знахарскими лекарствами, молитвой, освященной водой и прочее. В глазах врача все эти способы лечения — имеют ли они религиозный оттенок или не имеют — все равно должны быть отнесены к шарлатанской группе методов лечения, всегда противоположной научным методам и поэтому вредной для лечебного дела. «Психотерапевтическое» лечение посещением монастырей, поклонением мощам, целованием Креста, причастием, соборованием и проч., — сплошь и рядом отклоняет больных от правильного лечения и заставляет часто так затягивать болезнь, что последующее обращение ко врачу является уже бесполезным. Вот почему я считаю себя вынужденным заявить свое особое мнение по этому вопросу и, представляя в Губздравотдел мнение подавляющего большинства конференции врачей, прошу в порученной мне больнице не устраивать барака по духовной психотерапии и не приглашать священника ординатором больницы».

В новом социалистическом обществе уже не было места ни священникам, ни Церкви, которая на протяжении столетий являлась лечебницей человеческих душ и спасением православных в случае болезней. 28 июня 1920 года по распоряжению Нижегородского отдела юстиции больничный храм во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» был закрыт.

Однако приходской совет церкви продолжал бороться за его сохранение, обращаясь в различные инстанции. Так, 21 сентября 1920 года в нижегородское «Центральное бюро летучих ревизий и жалоб» было подано прошение, в котором верующие писали о том, что: «такое закрытие храма, бывшего в распоряжении Общины, состоящей из 300 человек, не считая контингента больных (свыше 500), является не согласованным ни с интересами прихожан, ни с духом правительственных распоряжений... Предположение Здравотдела поместить в храме анатомическую камеру не может служить законным основанием к лишению Церковной Общины и больных, посещающих эту церковь, храма, переданного по соглашению, ничем до сих пор не нарушенному со стороны Общины. Ввиду изложенного Церковная Община просит Центральное Бюро не отказать в законном содействии к открытию храма, в течение 25 лет удовлетворяющего религиозные нужды служащих и больных Мартыновской больницы и на-ходящегося совершенно отдельно от больничных корпусов, т.е. никак не стесняющего больничное дело».

Несмотря на все усилия верующих и врачей больницы, 28 июня 1921 года на очередном заседании Президиума Губернского исполкома было принято еще одно постановление, подтверждающее решение о закрытии храма: «Принимая во внимание недалекое расстояние двух приходских церквей (Георгиевской и Троицкой) и не считая доводы врачей специалистов о благотворном влиянии службы на больных, считать соображения Губздравотдела о ликвидации храма при Мартыновской больнице правильным».

Добиться возвращения в пользование общины больничного храма удалось только спустя полгода, в феврале 1922 года. Случилось это после смерти главного врача больницы А.Н.Куняева (он умер от сыпного тифа 1 августа 1920 года). Не было в живых уже и настоятеля храма протоиерея Михаила Коринфского, скончавшегося в августе 1921 года. В связи с этим в Нижегородском епархиальном совете обсуждался вопрос о назначении в Скорбященский храм нового пастыря.

Среди тех, кто желал служить во вновь открытом храме, был бывший преподаватель Нижегородской духовной семинарии, кандидат богословия Сергей Сергеевич Вишняков, который проживал рядом с церковью на Больничной улице и был в то время вдовцом. На имя архиепископа Евдокима (Мещерского) он писал такие строки: «Почтительнейше заявляю Вашему Высокопреосвященству, что я желаю посвятить себя служению Св. Церкви в сане священника. Прошу Вас иметь меня кандидатом на священническое место к церкви во имя Божией Матери всех Скорбящих Радости при нижегородской губернской больнице и, в случае согласия местного Церковного Совета, рукоположить меня во священника к означенной церкви».

Практически в это же время прошение о назначении в больничный храм подавал и священник Павел Константинович Коринфский, который сообщал архиепископу Евдокиму следующее: «По предложению совета и прихожан Скорбященского больничного храма я принимал деятельное участие в хлопотах по открытию означенного храма. Храм этот мне особенно дорог и близок потому, что он построен по инициативе и при содействии моего покойного родителя протоиерея Константина Коринфского, прослужившего в Губернском Земстве настоятелем больничного храма 39 лет. В настоящее время, согласно постановлению Церковного Отдела Нижгубделуправления от 28 февраля с/г за № 2388, больничный храм разрешено восстановить, вследствие чего я покорнейше прошу Вас, Ваше Высокопреосвященство, назначить меня настоятелем открывающейся Скорбященской церкви при Мартыновской больнице в г. Н.Новгороде».

Новым настоятелем храма стал иерей Павел Коринфский, и весной 1922 года богослужения здесь возобновились, но только в основном помещении церкви, так как нижний храм-усыпальница был занят под нужды больницы.

Как долго Скорбященский храм оставался действующим, точно неизвестно. Вероятнее всего, он был вновь закрыт решением городских властей в 1930-е годы. В дальнейшем здание церкви использовалось как складское помещение различных организаций. В годы Великой Отечественной войны здесь находился морг и аптечный склад военного госпиталя.

В феврале 1965 года исполком Областного совета депутатов вынес решение о передаче областной больнице им. Семашко здания церкви по улице Нестерова. При этом выделялись средства «на реконструкцию-приспособление помещения бывшей церкви под радиологический кабинет». Именно тогда, в 1960-е годы, храм претерпел большие перестройки как внутри, так и снаружи. Проект приспособления здания был выполнен проектным институтом «Горьковгражданпроект».

О прежнем храме напоминала лишь необычная декоративная отделка фасада.

Скорбященская церковь на ул. Минина. Фото Агафоновой И.С. 1989 г.

Скорбященская церковь на ул. Минина. Фото Агафоновой И.С. 1989 г.

Особенно большие изменения произошли во внутренней планировке: вся площадь церкви (как первого, так и второго этажа) была разделена на отдельные небольшие помещения (комнаты, кабинеты). В нижнем цокольном этаже для размещения рентгеновской аппаратуры были возведены мощные железобетонные ограждения. На уровне второго этажа самого храма и под бывшей звонницей был смонтирован фальшпотолок.

Спустя десять лет, в 1974 году, здание храма было передано на баланс Научно-исследовательского радиофизического института для размещения в нем лаборатории и отдела радиофизических методов медицины. Затем оно оказалось на балансе Института прикладной физики (ИПФАН), здесь была организована лаборатория по исследованию механизмов старения и размещена гамма-установка для проведения лучевой терапии (для чего в цокольном этаже была смонтирована бетонная стена со свинцовыми прокладками).

Глава № 11. Возрождение православного прихода

Долгие годы Скорбященский храм, как и многие другие православные святыни Нижнего Новгорода, находился в забвении и запустении. Только в 1988 году здание храма как памятник архитектуры регионального значения было передано в распоряжение Городского управления культуры. Тогда в нем планировалось организовать музей легендарного летчика, основоположника высшего пилотажа Петра Николаевича Нестерова (1887 – 1914). Однако пока идея по созданию музея обсуждалась на различных уровнях власти, управление культуры стало сдавать помещение храма в аренду медицинскому институту для размещения в нем отдела физиологии. Практически одновременно велись работы по созданию эскизного проекта реставрации Скорбященской церкви в первозданном виде. В 1990 году на основании обмеров и сохранившихся фотографий проект был разработан и утвержден (его авторами стали нижегородские специалисты-реставраторы А.Н.Васильева и В.А.Каравашкин).

Летом 1993 года здание церкви было окончательно освобождено арендаторами и передано Нижегородской епархии. По благословению приснопамятного митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова) 27 июня первым настоятелем вновь созданной общины был назначен иерей Игорь Пчелинцев. И сразу же трудами добровольных помощников из числа нижегородских студентов и местных пожилых жителей начались работы по приспособлению помещения церкви для богослужения. А в сентябре этого же года здесь впервые за много лет прозвучали слова молитвы, когда священником Владимиром Краевым был отслужен первый молебен ко Пресвятой Богородице.

Все работы по приспособлению храма для богослужения проводились силами небольшой приходской общины (основными прихожанами в те годы являлись пожилые женщины — «белые платочки»), духовным пастырем которой начиная с 9 сентября 1993 года стал митрофорный протоиерей Виктор Сидякин (1935 – 1997).

Священник Виктор Сидякин родился 10 сентября 1935 года в деревне Черновка Ардатовского района Мордовской АССР в крестьянской семье. После окончания 7 классов сельской школы работал в колхозе. В 1949 году вместе с семьей переехал в Нижегородскую область. В 1954 году поступил в Московскую духовную семинарию, откуда на следующий год был призван в ряды Советской армии. После окончания учебы в семинарии в 1961 году Виктор Сидякин Учебным комитетом РПЦ был направлен в Горьковскую (Нижегородскую) епархию.

1 апреля 1962 года архиепископом Горьковским и Арзамасским Иоанном (Алексеевым) он был рукоположен в сан дьякона, а уже 8 апреля 1962 года — в священнический сан. После рукоположения отец Виктор стал клириком Высоковской Троицкой церкви, которая в то время являлась кафедральным собором. 5 августа 1964 года он был переведен служить в Сретенскую церковь поселка Кубенцово, в пригороде Балахны. А через два года уже по благословению нового святителя епископа Флавиана (Дмитрюка) отец Виктор был назначен настоятелем Троицкого кафедрального собора. Служение его в главном храме Горьковской епархии продолжалось в течение 23 лет.

Весной 1973 года отец Виктор к празднику Святой Пасхи Святейшим Патриархом Пименом был удостоен сана протоиерея. Тогда же, в 1970-е годы, он продолжил свое богословское образование в Московской духовной академии. В 1975 году протоиерей Виктор Сидякин получил звание кандидата богословия. 14 апреля 1985 года отец Виктор архиепископом Николаем (Кутеповым) был назначен на должность секретаря Горьковского епархиального управления. Возложенное на него непростое пастырское послушание он исполнял в течение шести лет. В 1982 году за свое многолетнее пастырское служение он получил крест с украшением, а в 1985 году — митру. В период с августа 1990 года по сентябрь 1993-го отец Виктор был настоятелем вновь открытого Спасо-Преображенского Сормовского собора, который также нуждался в проведении реставрационных и восстановительных работ. Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» был передан на баланс епархии в сентябре 1993 года. Начиная с октября месяца, отец Виктор Сидякин был назначен настоятелем этого храма.

В декабре 1994 года в нижнем цокольном этаже Скорбященской церкви стали проводиться богослужения и совершаться церковные таинства. Отец Виктор Сидякин, исполнявший также обязанности преподавателя на катехизаторских курсах, последние годы своей жизни, невзирая на болезни, посвятил возрождению нового прихода. Именно его трудами и попечением удалось осуществить основные реставрационные работы.

Восстанавливался этот храм, как и большинство нижегородских православных святынь, за счет частных пожертвований. Буквально вручную верующим приходилось разбирать многочисленные бетонные, кирпичные и деревянные перегородки (было вывезено 40 «Камазов» строительного мусора).

Спустя годы, уже после того как в Скорбященской церкви возобновились богослужения, прихожане вспоминали об одном маленьком чуде, которое случилось при его возрождении. Зимой 1995 года одна из прихожанок храма, участвовавшая в его восстановлении, Мочалова Вера Константиновна, поскользнувшись на улице, сломала ногу. Долгое время она находилась на больничном. Когда ей сняли гипс, она уже на следующий день приехала в храм. В это время в здании церкви проводились работы по демонтажу перекрытий в главном молельном зале. Помещение храма было разделено на небольшие кабинеты, а в целях экономии тепла потолки в них были опущены примерно на 1,5 метра. Фальшь-потолок состоял из несущих балок, вмонтированных в стены, а также деревянных щитов, покрытых сверху стекловатой и засыпанных шлаком. Вера Константиновна решила оказать помощь в воссоздании храмового облика. Разбор перекрытий осуществлялся таким образом: через небольшое отверстие она и раб Божий Евгений сверху сбрасывали шлак и стекловату внутрь церкви, которые потом на носилках другие помощники выносили на улицу, а затем разбирали щиты.

Раб Божий Евгений и Вера Константиновна во время работы беседовали. В какой то момент на заданный женщине вопрос она не ответила. «Я обернулся и не обнаружил ее, — вспоминал позднее Евгений. — Оглядевшись на месте, где она стояла, увидел круглое отверстие. Как потом оказалось, перекрытие в этом месте прогнило. Я со страхом встал на колени и посмотрел вниз в отверстие, боясь увидеть что-то страшное. К моему изумлению, Вера Константиновна стояла на ногах, обернувшись лицом к алтарной части церкви, и накладывала на себя крестное знамение.

— Вера Константиновна, ты как? — спросил я ее.

— С Божией помощью, — с улыбкой ответила она».

Весной 1996 года, когда предполагалось отметить 100-летний юбилей храма со дня его первого освящения, на страницах газеты «Город и горожане» от имени приходской общины было опубликовано обращение-воззвание о помощи по возрождению этой святыни: «Уважаемые нижегородцы! Для россиян Богоматерь всегда считалась заступницей и защитницей всех их надежд и начинаний. Не пожалеем же наших сил и средств для восстановления этого замечательного сооружения, прекрасного продукта человеческой мысли, для восстановления храма, носящего имя Богоматери!» И уже летом того же года начались реставрационные работы по возведению утраченных куполов храма. Основным подрядчиком при проведении реставрационных работ была фирма «Монолит-инженеринг».

В престольный праздник 6 ноября 1996 года приснопамятным митрополитом Нижегородским и Арзамасским Николаем были переданы в дар храму две большие иконы XIX столетия: образ Богоматери «Всех скорбящих Радость» и Спасителя в позолоченной ризе, которые и сегодня являются украшением церкви. Практически все святые образа, украшающие сегодня церковь, были пожертвованы благочестивыми нижегородцами.

За годы своего многолетнего пастырского служения митрофорный протоиерей Виктор Павлович Сидякин в разные годы исполнял различные послушания, возложенные на него. В 1997 году этого всеми любимого священнослужителя Господь призвал в селения праведных. Погребен отец Виктор на кладбище при Троицком храме в поселке Высоково (Нижний Новгород), там, где он служил прежде настоятелем. На его могиле на кресте установили такую табличку: «Восстановитель и настоятель храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

* Книга Ольги Дёгтевой «Церковь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Нижнем Новгороде» была написана в 2016 году, планировалась к печати Нижегородской епархией, но так и не увидела свет. В итоге, по просьбе автора, в июне 2020 года на сайте были размещены 10,5 глав книги (глава № 11 опубликована частично).

Материал предоставлен Ольгой Дёгтевой

Материал размещен на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта «Нижегородский исторический клуб»

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!