О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Троицкая гора, фото Владимира Бакунина

Материал предоставлен Владимиром Бакуниным
для публикации в рамках проекта «Места памяти»

Троицкая гора

У истоков Гагинской земли

Проезжая по любой из двух дорог, ведущих со стороны областного центра через Бутурлино в Гагино, в любую погоду - и солнечную, и пасмурную, - можно заметить блестящую точку на холме над селом Юрьевом. Это блестит купол часовни, стоящей на месте, где произошло событие, ставшее одним из решающих в значительном расширении границ Руси и заселении новых мест русскими со второй половины XVI века.

Маршрут последнего похода Иоанна IV Грозного на Казань в 1552 году, с учётом неудач предыдущих походов, для основного войска был выбран сухопутным через Муром, передовой же отряд прибыл в Казань ранее царя, водным путём через Нижний Новгород. Переправившись через Оку, войско вступило в край глухих лесов, населенный в основном мордвой-эрзя, а также татарами. В непролазных дебрях заблудиться было проще простого, поэтому Грозный постоянно прибегал к помощи местного населения. На местах днёвок - станах войско ставило небольшие деревянные церкви-обыденки, возводившиеся за день, которые царь снабжал иконами и утварью. На месте мордовского Орземасова городища велением Грозного основан новый форпост Руси - крепость Арзамас. Дальнейший путь войска лежал в сторону реки Пьяны. Один из станов царя располагался на южном течении реки близ нынешнего села Юрьево Гагинского района, где в урочище Мухина гора располагалась эрзянская деревня Мушки, а в урочище Совья гора - татарская деревня Пара. Запись в тетрадке священника погоста Сакмы А.В.Вознесенского, переданной им сотруднику «Нижегородских губернских ведомостей» Анатолию Коробкину, гласит:

«Царь Иоанн Васильевич Грозный, идя на Казань, остановился, для дневки, близ мордовской деревни Мушек. В это время пришли к нему гонцы из под Казани, от воеводы князя Курбского с вестью, что царская рать разбита татарами и много русских взято в плен. Царь прослезился, задумался, решил возвратиться в Москву, помолился и уснул. Во сне явилась к нему Божия Матерь в таком виде, как изображается на образе Тихвинском, и словами, исполненными кротости, и обещанием своей всемогущей помощи одобрила Грозного. Проснувшись, царь увидел ту икону, несомую ангелами с божественным пением, упал на колени, повелел служить молебен… и коленопреклоненно, пламенно молился сам царь, бояре и все воинство… И приказал Иоанн в этом месте создать монастырь во имя Святой Троицы… и двинулся далее…»

Судьбоносное явление Богородицы пришлось на праздник Пресвятой Троицы, поэтому обыденный храм на этом месте был посвящён Троице. Так же, Троицкой, - стала называться и Мухина гора. Четвёртый поход Иоанна Грозного окончился разгромом Казани и присоединением Казанского ханства к Руси.

После победы царь, памятуя о своём обещании, пожаловал новому монастырю «множество пашни, лугов и лесу при реке Пьяне, и рыбные ловли в последней», и обещал прислать из Тихвина икону и монахов. Копия чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери, написанная по повелению Грозного, была отправлена из Тихвина в сопровождении иеромонаха Иова, диакона Серафима и клира Тихвинского монастыря в числе 10 человек. Икона прибыла на Троицкую гору 26 июня 1576 года. Именно этот день стоит считать датой образования Пьяно-Грозненского монастыря. За этим последовал указ о проведение ежегодной ярмарки около монастыря 26 июня. Церковь, сооружённая Грозным, сгорела в 1610 году от молнии, но икона Тихвинской Божией Матери осталась невредимой. После этого боярин Ю.Ю.Бахметев построил деревянную церковь Успения Богородицы и был при ней похоронен. В 1645 году на средства его сына, Ивана, воздвигли каменный храм в честь Пресвятой Троицы.

Первый настоятель монастыря, иеромонах Иов, прославился молитвенными подвигами, за которые ему были явлены чудесные видения и дар прозорливости. В 1605 году царь Борис Годунов, узнав о человеколюбии Иова во время свирепствовавшего голода, прислал в дар монастырю церковную утварь и ризы. 20 мая 1637 года Иову во сне явилась Божия Матерь с Николаем Угодником, повелевшие ему соорудить на родниковой горе, около Студенца, часовню в честь великомученицы Параскевы Пятницы.

В последние годы жизни Иов принял схиму с именем Мины и удалился в урочище в полверсты от монастыря. Здесь он построил келью, в которой прожил молчальником пять лет. Почувствовав слабость здоровья, в возрасте 100 лет он вернулся в монастырь, где принял участие в строительстве нового каменного собора. Старик сам выполнял все строительные работы - месил раствор и носил камни. Накануне своей смерти он позвал к себе игумена Серафима, написал хартию и, запечатав ее пятью печатями, повелел положить с собой в гроб. Умер Иов в возрасте 110 лет 3 февраля 1646 года, о чём говорит трудночитаемая надпись на камне, оставшемся от надгробной плиты с его могилы. Вскоре вокруг монастыря стали появляться села - Ройка, Воронцово, Курбатово и другие. Развернулась и миссионерская работа – массово крестилась окрестная мордва. Вплоть до революции 1917 года Троицкая гора считалась священным местом. Массовые паломничества наблюдались в ХVII-ХIХ веках. Икона Тихвинской Божией Матери считалась чудотворной. Так, известен случай воскрешения утонувшего в Пьяне монаха обители: «Один из монахов Свято-Троицкой обители купался в Пьяне и утонул. Тогда игумен стал молить Заступницу и велел утопшего брата принести в храм и приложить к чудотворной иконе. Тут же, к удивлению братии, утопший ожил». Сохранилось описание образа: «Живописный, с удержанием частию греческого стиля, в серебряной ризе с двумя серебряными вызолоченными венцами и с тремя бирюзовыми звездами».

В начале ХVIII века указом Петра Первого Троицкая обитель была приписана к Арзамасскому Спасскому монастырю. После екатерининской монастырской реформы 1764 года монастырь был упразднён, а монахи, скорее всего, переселились в Арзамас. Монастырь был обращен в погост, а его церкви стали приходскими.

В 1827 году земли Троицкого погоста и его святыню - чудотворный образ Божией Матери, - захотел присвоить себе один из богатейших местных помещиков, обер-егермейстер императорского двора, член Государственного Совета, владелец соседнего села Ветошкина – Василий Александрович Пашков. Как говорится в церковной летописи села Барские Поляны, Пашков договорился со священником погоста Фёдором Кондорским о переводе причта вторым штатом к ветошкинской церкви, предоставив им даровое жилье в селе и дополнительный 1000 рублей жалованья сверх церковного дохода отцу Фёдору. Священник, по-видимому, не отличавшийся бескорыстностью, на это с радостью согласился. Пашкову удалось добиться закрытия погоста, в качестве причины было указано на провалившийся верх каменного храма. Однако о стоявшем в целости деревянном храме умолчали. В результате чудотворная Тихвинская икона была выставлена в ветошкинском храме. Тысячи богомольцев вместо Троицкой горы теперь шли в Ветошкино, туда же переместилась и богатая Тихвинская ярмарка, благодаря чему доходы жителей села и помещика значительно выросли. Однако ни помещик Пашков, ни священник Кондорский не получили желаемых результатов от упразднения обители: священник вскоре умер, не получив дополнительного жалованья, а судебная тяжба помещика с причетниками погоста на право владения землёй затянулась на много лет и окончилась ничем.

Тогда В.А.Пашков совершил святотатственный поступок: разобрал каменный храм погоста и использовал кирпич для постройки риг для зерна на своих хуторах. Из деревянной церкви вынесли всё, кроме иконостаса и оставили стоять запертой. В 1851 году, новый помещик А.В.Пашков перенес деревянный храм с Троицкого погоста на ветошкинское кладбище. А тяжба из-за бывших монастырских земель продлилась до начала ХХ века. Так, в 1914 году ее делили крестьяне соседних деревень: Курбатово и Усовой. Многое из монастырской собственности стало принадлежать ветошкинской церкви, который отличался богатством утвари и был самым богатым в округе. Помимо чудотворной иконы, в ней находился напрестольный крест времен Ивана Грозного и древние оловянные сосуды и дароносицы. После революции они были разграблены и потеряны. До наших дней дошел лишь чудотворный образ Тихвинской Божией Матери.

Сейчас о некогда существовавшей обители напоминает только камень с могилы старца Иова. В 2008 году на Троицкой горе была построена небольшая деревянная часовня. Именно её блестящий купол видно издалека. С места, где располагался монастырь, открывается захватывающая панорама бескрайних полей, над которыми возвышается гористое правобережье Пьяны. Великолепные густые дубовые и липовые леса, через которые пробиралось войско Иоанна Грозного, с началом поташного производства и разработки земель под пашню были практически полностью сведены. Лишь «на горах» остались островки дубовых перелесков, изрядно разбавленные неценной осиной. Как на ладони видно села Ветошкино с пашковским поместьем, Юрьево, вдали - Выползово и Шарапово, расположенные уже в Шатковском районе.

Внимательно приглядевшись, можно увидеть на надпойменной террасе левого берега Пьяны между сёлами Юрьевом и Пановом-Леонтьевом одиноко стоящий крест. На этом месте также располагалась обитель - Николо-Сакминский женский монастырь, история которого тесно связана с историей Троицкого монастыря.

Само слово «Сакма» в переводе с тюркского означает след, дорогу, в том числе ту, по которой двигалось войско. Первоначально на этом месте располагался Никольский погост - центр административно-территориальной единицы на Руси, куда в XVI веке свозились подати со всей округи. На погосте были небольшая деревянная церковь Николая Чудотворца и кладбище. За сравнительно малый временной промежуток вокруг церкви возникло село Сакма. После падения Казани татарское население близлежащей деревни Пара не изъявляло желания подчиняться русскому царю - погост подвергался нападениям, русские служилые люди не шли в Юрьевскую пустошь, расположенную в треугольнике Гагино - Шарапово - Борнуково, боясь расправы, здесь селились татары, переведённые в конце XVI века из Кадома. Однако в дальнейшем татары покинули эти места и переселились к северо-востоку в Пьянско-Сурскую степь (территория между нижним течением Пьяны и рекой Сурой, где расположены нынешние Краснооктябрьский, Сергачский, Пильнинский, Сеченовский районы) - в Юрьевской пустоши для них оказалось слишком мало земли.

Причину возникновения женского монастыря на Сакме можно объяснить тем, что в те времена монастыри являлись миссионерскими центрами на исконно мордовских землях, проводившими крещения как мужского, так и женского коренного населения. Поэтому около мужского монастыря, как правило, появлялся и женский.

Историю Сакминской обителя поднял в архивах краевед из Юрьева Николай Мухин.

Первое упоминание о Николо-Сакминском монастыре находится в арзамасских поместных актах от 1592 года. Тогда на месте обители стоял одинокий храм. Близлежащие земли со всеми крестьянами были дарованы царем Федором Ивановичем черному священнику иеромонаху Ионе. Об этом есть соответствующая грамота.

Во время стоянки Иоанна Грозного его ратники, как и на Мухиной горе, соорудили здесь церковь-обыденку. В 80-х годах XVI века, во время одного из набегов, ее сожгли черемисы. Иеромонах Иона отстроил ее заново на том же месте, после чего и получил близлежащие земли.

Следующее упоминание в тех же арзамасских поместных актах датируется 1690 и 1691 годами. Судя по всему, здесь уже существовал женский монастырь, образовавшийся на месте Никольского погоста в 30-е годы XVII века. Монахини и послушницы обители вместе с монахами соседнего Троицкого монастыря ежегодно в девятую пятницу по Пасхе принимали участие в крестных ходах к святому источнику Параскевы Пятницы и часовне, сооруженной основателем Троицкого монастыря старцем Иовом. Известно, что 25 июня 1653 года эта часовня была разграблена и сожжена татарами, а вновь выстроена в 1655 году боярином Иваном Юрьевичем Бахметевым. В 1725 году часовню сжёг разбойник Иван Евсеев, впоследствии казнённый. Сейчас на этом месте, на горе около деревни Мишуково, находится благоустроенный родник с открытой купальней, куда совершаются крестные ходы из села Юрьева.

В 1680 году рядом с обветшалой Никольской церковью стараниями игуменьи «на средства доброхотных дателей» был построен новый дубовый храм в честь Казанской Божией Матери. Он простоял около 150 лет. В начале XVIII века Никольская церковь совсем разрушилась, и на ее месте построили каменную. После монастырской реформы 1764 года Николо-Сакминский монастырь, так же как и Троицкий, причислили к разряду третьеклассных и распустили.

На этом месте образовался погост Сакма (слово погост теперь обозначало населенный пункт с приходским храмом, при котором проживал причт и имелось кладбище). Часть монастырского имущества перевезли в Арзамас, туда же переселились монахини упраздненного монастыря. К церковному приходу погоста была отнесена деревня Мишуково, которая стоит до сих пор. В конце XVIII века, во время сильного половодья Пьяны, каменный собор изрядно пострадал и был разобран.

Пьяна около Сакмы, фото Владимира Бакунина Фруктовый сад на Сакме, фото Владимира Бакунина Погост Сакма, фото Владимира Бакунина Погост Сакма, фото Владимира Бакунина

Во время Отечественной войны 1812 года на формирование нижегородского ополчения поступали деньги и от духовенства. В списках жертвователей есть священники Троицкого и Никольского (Сакминского) погостов. Аполлос Иванов и Тимофей Минин пожертвовали по 15 рублей серебром. После войны шефство над погостом взял герой Бородинской битвы помещик Александр Васильевич Пашков. Он построил колокольню и дом притча, а в соседней деревне арендовал дом для обучения деревенских ребятишек грамоте и закону Божьему.

Упоминания о Сакме есть в записях архимандрита Макария (Миролюбова), знатока памятников старины и церковных ценностей. Записи датированы серединой XIX века:

«В Казанской церкви села Сакма … образ св. Николая Чудотворца Можайского в серебряной позолоченной ризе, с вынизанной мелким жемчугом епитрахилью, по преданию, приложен Иоанном Четвертым во время похода на Казань». Также в храме находилась икона мученицы Параскевы Пятницы «весьма древнего письма». По преданию, она была явлена на упомянутом ранее роднике около Мишукова и чудодейственная сила иконы обнаружилась в наказании слепотой одного хулившего её татарина, который по раскаянии и принятии христианской веры моментально исцелился.

В 1863 году рядом с Казанским храмом на погосте Сакма стояло четыре двора, в которых проживало 20 человек. Половину из них составляли женщины.

В ночь на 8 декабря 1869 года сакминская церковь была ограблена. Выломав железную решетку, воры через алтарь проникли в храм. Были украдены многие драгоценные вещи. Среди них ковчег со святыми дарами. Воры унесли немало старинных икон, ризы и кресты. Часть похищенного потом нашли в татарских домах деревень Шубиной и Камкиной близ Сергача. Среди найденного были поломанный ковчег и мятые ризы. Удивительно, но грабители, похитив почти все ценные вещи, не тронули старинные иконы святой мученицы Параскевы и святого Николая Чудотворца. Видимо, эта кража стала причиной упразднения и погоста Сакма. Через полгода церковь закрыли, а в феврале 1870 года она была разобрана. 1 марта того же года ее перевезли в Мишуково. Но на этом развал останков монастыря не прекратился. После революции на этом месте располагался поселок Алексеевский. В 70-е годы прошлого века его перевели в разряд неперспективных, и люди уехали из него. Сейчас на его месте остались одичавшие фруктовые деревья и останки фундаментов домов. Память о монастыре и погосте хранит только название небольшого озерца в пойме Пьяны - Попово.

Весьма интересна и история расположенного около бывших обителей большого села Юрьева. Во время стоянки на Мухиной горе Иоанн Грозный узнал, что в соседней деревне Пара живёт красивый собой и мужественный татарин мурза Бахметка и взял его с собой в качестве проводника и переводчика. При взятии Казани Бахметка отличился особой храбростью и неустрашимостью: по преданию, он первым взобрался на крепостную стену и взял в плен царицу Узбеку (Сюимбике). За это царь приблизил его к себе, при крещении был его восприемником и назвал его Юрием, а по отчеству в честь себя - Ивановичем, по фамилии же - Бахметьевым. «На крест» Грозный подарил Бахметке село Знаменское с деревнями в Посурье.

После Юрий Иванович Бахметев служил при царе стольником. Его сын Юрий Юрьевич заседал в царской думе, в 1612 году ходил с Мининым и Пожарским на поляков, после чего царь Михаил Фёдорович пожаловал ему земли на левом берегу Пьяны около Троицкого монастыря. Здесь Ю.Ю.Бахметев основал село, назвав его в честь себя - Юрьевом. После постройки храма в честь Воскресения Христова с приделом Иоанна Богослова село получило второе название - Воскресенское. Также Юрий Юрьевич Бахметев и его сын Иван Юрьевич участвовали в постройке храмов Троицкого монастыря. В 1714 году на месте обветшавшего юрьевского храма был воздвигнут новый деревянный трехпрестольный храм, также в честь Воскресения, с приделами Казанской иконы Богоматери и Николая Чудотворца. Род Бахметевых владел Юрьевом долгое время.

Воскресенский храм в Юрьеве, фото Владимира Бакунина Купол Воскресенского храма, фото Владимира Бакунина Остатки лепнины, фото Владимира Бакунина Вид с крыши храма, фото Владимира Бакунина

После того, как в конце XVIII века прапраправнучка Бахметки Наталья Григорьевна Бахметева вышла замуж за князя Голицына, село перешло к роду Голицыных. Их сын Алексей Сергеевич в 1826-1829 году построил большой каменный однопрестольный храм в честь Воскресения Словущего (архитектор Михаил Коринфский) на площади перед своим домом, снабдил храм всем необходимым, им же был заведен хор певчих, причт держал он в большом подчинении и неугодных ему удалял из прихода. Князь А.С.Голицын был похоронен в 1848 году в склепе под левым крылом храма. На месте прежнего деревянного Воскресенского храма, где жители села нередко видели свечение огоньков, похожих на церковные свечи, в 1866 году благочестивый крестьянин Егор Цырулёв построил новый деревянный храм в честь Николая Чудотворца, на свои средства полностью снабдив его утварью, крестами и колоколами. В советское время этот храм был разрушен.

Часовня на Троицкой горе, фото Владимира Бакунина Остатки лепнины, фото Владимира Бакунина На хорах Воскресенского храма, фото Владимира Бакунина Камень с могилы иеромонаха Иова, фото Владимира Бакунина

До сих пор пушкинисты ищут след «неуловимой» княгини Голицыной, к которой болдинской осенью 1830 года ездил А.С.Пушкин за сведениями о холерных карантинах на дорогах, и к которой приревновала его невеста Наталья Николаевна Гончарова. Алексей Сергеевич Голицын единственный из всех нижегородских Голицыных холерной осенью 1830 года жил в своём поместье и являлся попечителем 4-го отделения по Сергачскому уезду. Как установил нижегородский краевед М.М.Хорев, в тот самый день, 30 сентября 1830 года, по данным церковной «исповедной росписи», вместе с ним в селе находились мать бригадирша княгиня Наталья Григорьевна Голицына и жена княгиня Наталья Петровна Голицына (урожденная Лачинова). Расположено Юрьево сравнительно недалеко от большой дороги - Московско-Симбирского тракта, который проходил южнее села через Моисеевку и Осиновку, и на расстоянии от Болдина, не слишком превышающем пресловутые 30 вёрст. Если первая княгиня, Наталья Григорьевна, была уже стара и (цитата из письма Пушкина к Натали Гончаровой) «толста так, как всё ваше семейство, вместе взятое, включая и меня», то второй - Наталье Петровне - было немногим за 40. Однако и этот возраст в те времена считался уже солидным для дамы, так что окончательно ставить точку ещё рано...

В XIX веке Юрьево было разновладельческим селом. Кроме Голицыных, при селе имели поместья поэт-слепец Иван Иванович Козлов, Чемодановы, Фон-Клодт. До нашего времени на западной окраине села сохранились остатки небольшого парка с фруктовым садом. От усадьбы Голицыных, которая располагалась в центре села, не осталось ничего. На её месте находится здание сельской администрации правление колхоза имени Карла Маркса, благодаря которому Юрьево, вместе с соседними Ветошкином и Гагином входит в тройку ещё держащихся «на плаву» сёл района. Воскресенский храм, построенный в стиле классицизма А.С.Голицыным, напоминающий собой кафедральный Воскресенский собор Арзамаса, находится в полуразрушенном состоянии, склеп под храмом разорён. Однако на полу храма ещё сохранилась старинная плитка, на стенах - остатки лепнины, на хоры ещё можно подняться по крепким лестницам...

Воскресенский храм в Юрьеве, фото Владимира Бакунина Плитка на полу Воскресенского храма, фото Владимира Бакунина Макет барского дома в школьном музее в Юрьеве, фото Владимира Бакунина Пруд на окраине Юрьева, фото Владимира Бакунина

Восстановление храма оказалось для села неподъёмным делом, поэтому в 2000 году рядом со старинным храмом был построен небольшой молитвенный дом. Специально для него была написана икона Божией Матери «Державная» размером с престольную, в скором времени прославившаяся мироточением и чудесами. Ежегодно, начиная с 2002 года, в девятую пятницу по Пасхе совершаются крестные ходы с иконой на источник Параскевы Пятницы. В 2005 году в Юрьеве состоялся православный фестиваль «Чистая, светлая Русь», после которого были установлены памятные кресты на Троицкой горе, источнике Параскевы Пятницы и Сакме. В 2008 году в престольный праздник села - Воскресение Словущее 26 сентября, - была освящена часовня на Троицкой горе. С осени 2010 в селе действует воскресная школа и курсы катехизаторов.

Молитвенный дом Державной иконы Божией Матери, фото Владимира Бакунина Часовня на Троицкой горе, фото Владимира Бакунина Вид с Троицкой горы, фото Владимира Бакунина Родник Параскевы Пятницы, фото Владимира Бакунина

Так, уже в наше время место, давшее начало Гагинской земле начинает понемногу возрождаться. Но пройдут ещё многие годы, прежде чем над бывшими погостами заблестят купола восстановленных обителей и возобновится поток богомольцев к чудотворным образам Богородицы - Тихвинской и Державной...

Владимир Бакунин

В настоящей публикации использованы фотографии Владимира Бакунина

Источники: А.С.Коробкин. «Погост Сакма». «Нижегородский сборник» под редакцией А.С.Гациского; статьи «Велением Иоанна Грозного» и «От обители до погоста», газета «МК-Нижний Новгород», август 2010; «Свет Православия» (Лысково), № 37, 27.09.2008; А.М.Орлов. «Нижегородские татары: этнические корни и исторические судьбы», Глава 6; Н.И. Куприянова. «К сему: Александр Пушкин», 1988; «Болдинские чтения», 2002.

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта "Места памяти"

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!