О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Село Чудь Навашинского района, фото Галины Филимоновой


3 октября 2014 года

Загадочная Чудь

Нижегородский региональный общественный фонд деятелей культуры «Дать Понять» продолжает изучать историко-культурное наследие нашей области. На этот раз мы – в селе Чудь Навашинского района, входившем когда-то в состав Муромского уезда Владимирской губернии. Именно по этой причине Чудь оказалась «за бортом» исследований нижегородских историков и по-прежнему хранит множество загадок и нераскрытых тайн.

Как вы яхту назовете...

Само название села топонимические словари называют «этнонимом» и связывают с чудью – известным по летописям и древнерусскому эпосу средневековым финно-угорским племенем (чудь жила в Центральной России небольшими островками у Оки и Клязьмы, а основной массой – значительно северней). У профессора ННГУ имени Лобачевского Николая Морохина есть предположение, что под чудью реально имеется в виду меря, также входившая в финно-угорскую группу народов уральской семьи, населявших Нижегородское Поволжье с древнейших времен. Так или иначе, финно-угры, включая чудь и меря, – носители древней и высокой культуры – до XII – XIV веков переняли русский язык и ассимилировались.

Легенды этих мест приводят ещё несколько версий, по-разному трактующих название села. Например, речь идет о проклятии попадьи, сын которой утонул в реке, и с тех пор «чудит»: появляется в том или ином доме, а потом исчезает вместе с ним и со всем его содержимым. У этой легенды есть «подтверждение» в виде карстового провала с воронкой внушительного размера на месте когда-то жилого дома. К слову, из-за такого качества земли чудские бьют тревогу по поводу предполагаемого строительства атомной станции в нескольких километрах от села – в окрестностях соседнего Монакова.

Среди других названий Чуди, фигурирующих в архивных документах и краеведческой литературе, есть и Троице-Перемилова пустынь (по преданию, здесь ночевали муромские святые Петр и Феврония), и Юрьево (Феврония, залюбовавшись красивым местом на высоком берегу Оки, назвала его Чудью) и Успенское. Последнее связано с сельской церковью в честь Успения Пресвятой Богородицы, точнее – сразу с несколькими объектами культа, возведенными здесь в разное время.

Вид на Оку с бывшей Троице-Перемиловой пустыни и Успенская церковь в селе Чудь Навашинского района, фото Галины Филимоновой

Храмы и люди

Дошедшая до наших дней в руинированном виде чудская церковь из красного кирпича фигурирует в «Государственных списках памятников истории и культуры Нижегородской области» в качестве выявленного в 2000-м году объекта культурного наследия регионального значения. Впрочем, ни года постройки, ни события, в честь которого она была возведена, официальный документ не указывает. Местные жители называют её Успенской и датируют 1908 – 1912 годами.

О реставрации памятника в селе речь не идет: одни по-прежнему возлагают надежду на государство, а другие говорят о консервации объекта, цитируя при этом «Могущество самобытности» испанского философа Мануэля Кастельса. Однако никто уже не помнит, сколько храмов здесь было сто лет назад, чем жило село, кем были его владельцы и какую деятельность они вели. Информация об этом хранится лишь в архивах, но при помощи исследователя истории Чуди Руслана Филатова и кандидата исторических наук из Владимира Андрея Ершова нам удалось заглянуть в эти документы.

Как выяснилось, церкви в честь Успения Богородицы возводили здесь и в XVII, и в XVIII веках. По архивным источникам удалось установить, что храм, построенный комиссаром дворцовой канцелярии Романом Каменским в 1750 году, был «снесен» бурей 1 мая 1924 года и был разобран на дрова для местной школы. А в 1941 году жители Чуди приняли решение разобрать на кирпич для новых строек еще одну сельскую церковь, датируемую 1778 годом. Фотографии этого объекта вклеены в специальное дело о закрытии местного храма, которое хранится в Центральном архиве Нижегородской области. Интересно, что этот старинный каменный храм не был учтен в «Историко-статистическом описании церквей и приходов Владимирской епархии», изданном в 1897 году, а по своим формам и символике он напоминает масонский темпл.

Масонский «след» в Чуди

Среди дореволюционных помещиков Чуди фигурирует фамилия Аргамаковых, род которых был связан с масонами. Например, первый директор Московского университета Алексей Михайлович Аргамаков (1711 – 1757) помимо прочего был одним из «зачинателей» московского масонства. Аргамаковы владели частью села с 1743 по 1820 годы, а это совпадает со временем постройки здесь загадочного храма, не учтенного епархией. Можно предположить, что возведен он был в усадьбе Аргамаковых, развернувших в этих краях активную деятельность. В частности, архивные документы говорят о том, что в 1818 году подполковник в отставке Матвей Васильевич Аргамаков решил прорыть канал от реки Кутры, чтобы в весеннее половодье не подтапливало луга. К слову, небольшой ров, свидетельствующий об этом, сохранился до наших дней.

Еще один представитель рода Аргамаковых (по материнской линии) – писатель Александр Радищев, в творчестве которого современные исследователи выделяют масонские истоки, был в Чуди в период владения Чудью Аргамаковыми. Это предположение сделал навашинский краевед Александр Антошин на основе «Записок из Сибири», где Радищев описывает возвращение из сибирской ссылки в 1797 году и, в частности, дорогу, которая от Монакова «спускается с высоты, берег волжский и окинский составляющей». И далее: «Почва глиниста. Спустясь, лес по местам с пашнею попеременно, селения везде частые. Река Тёша и наконец луг, где разливается Ока, которую переезжают под городом».

– Но в Монакове нет ничего, соответствующего данному описанию, – утверждает Александр Антошин, родившийся там и долговое время работавший директором в сельской школе. – Хотя в Монакове и сохранился кусочек Большой дороги, по которой ехал Радищев из Нижнего Новгорода в Москву, однако старый тракт проходил несколько иначе, чем современная федеральная трасса. Да и сама дорога в Муром через Оку сворачивала и шла вдоль реки – через Чудь и Кондраково. Именно эти места он и описал в своем дневнике.

Почему же Радищев оставил довольно путаное описание Монакова-Чуди в своем дневнике и навещал ли он своих родственников здесь на самом деле? Ответы на эти вопросы ждут своего исследователя, которому также предстоит разобраться с историей одной из необычных чудских находок – чугунной надгробной плитой, щедро украшенной масонскими символами по воле скончавшегося в 1856 году коллежского секретаря Александра Елисеевича Морозова.

Старые и новые дороги в Чуди и изображение масонского храма

Чудские иконы

Во время экспедиции в Чудь удалось узнать, что в период гонения на церковь жители села спасли свою престольную икону – в честь Успения Пресвятой Богородицы, передав ее в соседнее село Дедово, где даже в годы советской власти был действующий храм. По словам старожилов, впоследствии икону из Дедова передали в Саров, но никто из них не помнит, ни когда именно это произошло, ни каких размеров она была.

– За годы существования монастыря и прихода в Сарове не раз сменились настоятели и старосты, – рассказывает заведующая саровской Городской художественной галереи Ольга Ватулина, согласившаяся помочь с поисками иконы на месте. – От информации о том, когда ее передали в Саров, зависит направление поиска. На данный момент можно сказать, что такой иконы нет в фондах нашего городского музея, и на реставрацию в иконописную мастерскую при Саровском монастыре она также не поступала.

Ещё один комментарий по этому поводу дал исследователь и краевед из Сарова Валентин Степашкин, по словам которого чудская икона могла покинуть обитель еще в годы советской власти, когда многие монахи покидали Саров, забирая с собой церковные ценности частным порядком. При таком раскладе, сейчас она может быть чуть ли не в любой точке земного шара.

Эту версию подтверждает отклик на одну из публикаций цикла статей о Чуди, пришедший из Латвии от Ирины Янкович. По словам Ирины, ее прабабушка Анна Стешова, жившая в Чуди в 30-е годы XX века, спасла икону Рождества Христова.

– В год, когда церковь подверглась разрушению, множество икон были выброшены за церковный двор, – пишет Ирина. – Жители села спасали иконы, пряча их у себя дома. Так поступила и моя прабабушка. Все это время икона хранилась в нашей семье, но в этом году мы решили отдать ее в храм. Хотелось, чтобы икона вернулась в свою «родную» Чудскую церковь, но та – в руинах. В итоге, 12 августа 2014 года мы пожертвовали ее в Свято-Троицкий женский монастырь в Муроме.

Нам удалось проверить эту информацию: монахини Свято-Троицкого муромского монастыря ее подтвердили.

Фотография иконы Рождества христова из Чудской церкви и стена Свято-Троицкого женского монастыря в Муроме, фотографии Ирины Янкович и Галины Филимоновой

Другие загадки и тайны

Список загадок и тайн Чуди можно продолжить. Чего стоит только чудская Никольская ярмарка, о которой сейчас помнят единицы. Возможно, именно этот торг, на который съезжались представители всех сел Муромского заочья, изобразил на своей картине «Ярмарка» в 1910 году известный художник – академик живописи Иван Семёнович Куликов (1875 – 1941). Дальнейшего исследования требует и фонд Куликова в Муромском историко-художественном музее, где среди графических рисунков мастера могут быть изображения Чуди и окрестностей.

Говорят, что в Чудь специально приезжали купцы из Коломны, чтобы приобрести алебастр, который добывали в окрестностях села. К слову, на старинной карте знаменитого картографа Менде недалеко от Чуди отмечен производственный хутор, дающий основания для таких разговоров.

До сих пор неизвестно, как закончил свои дни чудской крестьянин Степан Поросёнков, согласившийся в период гонения на церковь подвести священника до Мурома. По словам его потомков, живущих сейчас в Чуди, он был либо арестован, либо был отправлен на строительство «мертвой дороги» в Сибирь, либо расстрелян без суда и следствия. Будто бы судьба «почудила» с ним: был человек и бесследно исчез.

Репродукция картины Ивана Куликова «Ярмарка» и камненная палатка в Чуди, фото Галины Филимоновой

Галина Филимонова

Материал подготовлен в рамках исследования «Чудь: специальная экспедиция»

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Руслана Филатова, Михаила Кучина, Андрея Ершова, Татьяну Грачеву, Александру Сиротинскую, Ирину Янкович, Анну Терешкину, Ольгу Ватулину, Юлию Сухонину и Василия Безденежных

В настоящей публикации использованы фотографии Галины Филимоновой и Ирины Янкович, а также репродукция карты Стрельбицкого с рисунком Руслана Филатова и репродукция картины Ивана Куликова «Ярмарка»

Фрагмент материала опубликован в газете «Нижегородская правда» от 2 октября 2014 года

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта «Белые пятна карты «мест памяти» Нижегородской области»

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!